Башарина А.К.

ФУНКЦИИ АХРОМАТИЧЕСКИХ ЦВЕТООБОЗНАЧЕНИЙ В ОЛОНХО

THE FUNCTION OF ACROMATIC COLOUR MARKING IN OLONKHO

А.К.Башарина

A.K. Basharina

В статье выявляются функции ахроматических цветообозначений в якутских олонхо Рассматривается символика белого и черного цвета, а также их семантика в эпических текстах. Делается вывод о значимости ахроматических цветообозначений в олонхо.

The article reveals the function of the achromatic colour marking in Yakutian Olonkho. The article examines the symbolism of white and black colours and furthermore their semantics in epic texts. Finelly, a conclusion is drawn about the significance of the achromatic colour marking in Olonkho.

Ключевы еслова и фразы: ахроматические цветообозначения, олонхо, семантика, оппозиция белого – черного цвета.

Key words and phrases: acromaticcolour marking, olonkho, semantics, opposition of  white and black colours.

Олонхо — один из крупных эпосов Евразии, являющийся уникальным семиотическим памятником, изучение которого проливает свет на культуру якутского народа в целом.

В олонхо белый и черный цвета имеют большую значимость. Белому цвету отводится сакральная роль. Он олицетворяет собой счастье и благополучие, чистоту и благородство, честность и добро, почет и высокое положение в обществе.

 Все вышеперечисленные качества в первую очередь относятся в образной системе олонхо к небу, которое противопоставлялось земле, почиталось и обожествлялось, устойчиво определялось как белое, т.е. «священное, божественное». Небо отождествлялось с верховным божеством якутского пантеона Ypyн Аар Тойоном — Белым Творцом Господом. Солнце же воспринимали как сияние лица этого почтенного старца. Неслучайно реликтовое название неба в якутском языке танара, что означает дословно «бог»: танарасырдаата — небо посветлело [4, 1959: 2552]. Все, связанное с небом: солнце, луна, облака — имеют в олонхо определение белый.

  Цветообозначение белый в описании неба используется в качестве составных сложных эпитетов этого объекта. По данным П.А.Слепцова, эпическое небо в олонхо П.А.Ойунского «Нюргун Боотур стремительный» наделяется 130 эпитетами, причем это не однословные, а составные, включающие до 17 слов, среди которых непременно встречаются лексемы урун, мананхаллаан «белое небо«. «Благодаря такому показу небо становится одним из ключевых эпических объектов» [5, 1990: 208]. В сочетании с теми или иными определениями раскрывается сущность неба как основного космологического понятия.

Так следующее описание неба: «ус хаттыгастаахондолмананхаллаан — трехъярусное приподнятое белое небо», «тогусхаттыгастаахтолуумананхаллаан — девятиярусное белоснежное небо«, — раскрывает представления древних якутов о мироздании, которые считали, что небо имеет многоярусную структуру: от 3 до 9. И на всех ярусах, по мнению древних, обитают многочисленные божества во главе с Yрун Аар Тойоном — Белым Творцом господом. Прилагательное урун «белый» входит в состав имени верховного божества якутского пантеона, что свидетельствует о большом почитании и сакрализации неба.

У якутов, как у многих тюркских народов, существовал культ неба, который выражался в проведении ысыаха — летнего праздника в честь обновления природы, светлых богов во главе c Yрун Аар Тойоном, олицетворявшем творческие силы неба. Это своеобразное общественное моление сопровождалось пением в кругу и шествием по солнцу и отражало культ небесных сил. Руководил ысыахом белый шаман. Айыы божествам посвящали коней белой масти, делали возлияния и кропления из молочных продуктов, праздник начинался с кумысопития [2,1993]. Следует отметить, что молоко присутствовало во всех ситуациях, где его белизна необходима в качестве сакрального символа: жертвоприношение духам-хозяевам местностей, в обрядах жизненного цикла (родильном), в свадебной обрядности, в обрядах календарного цикла (первая дойка кобылиц и начало изготовления кумыса), во время крупных праздников (кумыс — неотъемлемая часть ысыаха, его подносят победителям во всех спортивных соревнованиях, молочные продукты — непременный элемент застолья).

Обращает на себя внимание мифологическая символика образа молочных продуктов. Слова, обозначающие молочные продукты, кодируют в олонхо полноту жизни и благоденствие. С Верхнего мира  струится молоко, поскольку обиталище верховного айыы божества определяется в олонхо как страна с молочным озером  — ууткуол дойду. К слову сказать, что один из эпитетов неба в олонхо  — уутмананхаллаан «беломолочное небо».

Отсюда следует,  что «предметы и признаки, объединенные в языке цветовой метафорой, проходят в картине мира олонхо ряд отождествлений, между ними устанавливается некое мифологическое соответствие» [1, 1994: 5]. Белый цвет семантически объединяет небо, светлых божеств, коня, белого шамана, молоко. Им приписывается ряд общих характеристик: божественность, сакральность, чистота.

 Кроме того, цвет в олонхо соотносит социальные термины и пространственную лексику. Так, южная, правая, лучшая часть жилища была предназначена для знатных, почетных особ, людей «белой кости». С северной же, левой половиной жилища связан образ простолюдинов, «черных» людей.

 Черный цвет обладает наиболее конкретной и однозначной символикой. В представлении древних людей он воспроизводит мрак, темноту ночи и могилы, распад и смерть, а стало быть, зло. Черный цвет выступает антиподом белому цвету в дихотомии белое — черное. Если с белым связано позитивное начало (все доброе, светлое, счастливое, сакральное), то с черным — все негативное (злое, темное, жестокое, профанное). Черный цвет — символ темных хтонических сил, несчастий, болезней, смерти.

В образной системе олонхо черный цвет устойчиво закреплен за абааhы-богатырями. Они изображаются буорхара «черными как земля», обитают под землей, которая является эталоном черноты и во многих культурах отождествляется с преисподней, смертью.

Компаративное выражение буорхара «черный как земля» часто употребляется в олонхо для передачи негативных эмоций: потемнел от гнева, стал черным как земля от ярости, злости: «Айыыбухатыыракиилмаскурдуккэдэччитаттаран, хатынмаскурдукхантаччытаттаран барда, урункиhи этэбуорхарабуолатустэ… — Богатырь айыы так разгневался, что назад загнулся, словно крен дерева, и выгнул спину подобно березовому дереву: был он белый человек, стал вдруг черным как земля» [3, 1960: 130-131].

Наиболее наглядным примером оппозиции белый — черный в культурной традиции якутов может служить противопоставление понятий урун ас «белая, т.е. молочная пища» и хара ас «черная, мясная пища». Первая обладает ярко выраженной сакральностью. Вторая в олонхо выступает принадлежностью злых духов Нижнего мира, требующих «черной пищи» — кровавых жертвоприношений.

Любопытно отметить, что в старину устраивали еще один ысыах, который проводился осенью в честь Улуу Тойона (покровителя шаманов). Обряд освящения происходил ночью под руководством черного шамана, в жертву приносили черных быков [6, 1974: 165].

 »Названия пищи, своего рода ее цветовая классификация в языке, — как пишет Л.Л. Габышева, — были соотнесены с цветовыми названиями животных, шаманов, пространственных частей жилища и т.д.» [1, 1994: 14]. Действительно, в якутской традиции бинарная оппозиция  белый — черный проявляется также в противопоставлении коней (урунсуурук «белые бегунцы») и рогатого скота (харасуурук «черные бегунцы»), шаманов: урунойуун «белый шаман» — хараойуун «черный шаман», частей жилища: урундьиэ «белый дом» — харадьиэ «черный дом».

Таким образом, цвета в олонхо выполняют классифицирующую функцию. Во-первых, белый и черный цвета употребляются для противопоставления главных героев и основных образов олонхо. Для описания эпического героя, богатыря айыы используется клише урункиhи «белый человек». Примечательно, что имя одного из богатырей в олонхо «Ньургун Боотур Стремительный»  Yрун Уолан, что переводится дословно как «Белый юноша». Противники эпических богатырей, представители подземного мира абааhы изображаются всегда черными как внешне, так и внутренне, т.е. отличаются грязными помыслами и поступками. Черный цвет включает в свое значение понятие нечистоты, порочности. Верховное божество якутского пантеона Yрун Аар Тойон — Белый Великий Господин противопоставлен божеству Нижнего мира Арсан Дуолаю, второе имя которого Буор Маналай, буквально «земляное брюхо». Земля же во многих культурах является эталоном черноты, антиподом неба, которое в якутском эпосе устойчиво определяется как белое: уруйдаахмананхаллаан «благодатное белое солнце». Отсюда следует глобальная оппозиция небо — земля, верх — низ.

С белым цветом в образной системе олонхо ассоциируется конь как божественное животное небесного происхождения, в противоположность рогатому скоту, имеющему темную окраску и связанного с землей.

Во-вторых, оппозиция белого и черного цвета функционирует в противопоставлении названий пищи: урун ас «белая, молочная пища» и хара ас «черная, мясная пища».

В-третьих, оппозиция белый — черный отражается в социальном аспекте. В якутском языке существуют термины харакиhи, харадьон букв. «черный человек, черные люди», т.е. простолюдин, «чернь» в отличие от выражения урунунуохтаахкиhи «человек белой кости», обозначающего родовую знать, эпического героя.

Помимо классифицирующей функции цвета имеют этическую и эстетическую значимость, вызывают у носителей данной культуры определенные ассоциации. Так, для выражения абсолютной белизны в якутском фольклоре используются сравнения белый как… Существует ряд эталонов белого цвета, например, в якутской традиции белый цвет ассоциируется со снегом, молоком, солью, березовой корой, стерхом, чайкой. В олонхо часто встречаются сложные прилагательные, содержащие сравнение с предметом, обладающим белизной: кыыдамананхаллаан «снежно-белое небо», уутмананхаллаан «молочно-белое небо» и др.

Таким образом, в якутских олонхо все слова, сочетающиеся с эпитетом урун, манан «белый», положительно отмечены. Цвета урун, манан — это не просто «белый». Это светлый, чистый, божественный, сакральный. Они служат эпитетами словам, обозначающим наиболее почитаемые объекты, создают образную парадигму, объединяемую в сознании носителей фольклора общими ассоциациями: белый — небо, солнце, конь, день, молоко.

Черному цвету в системе олонхо соответствует следующий семантический комплекс : черный — земля, рогатый скот, ночь, мясная пища.

Как видно из вышеизложенного, восприятие цвета в культуре любого народа имеет свои специфические особенности. Цвет обладает разнообразными символическими значениями, имеет в глазах носителей данной культуры определенную этическую и эстетическую ценность, вызывает те или иные ассоциации. Все предметы материальной культуры, рассматриваемые вне цвета, не могут быть восприняты во всей полноте их выразительности, только в сочетании с цветом их семантика может быть понята до конца.

Литература

  1. Габышева Л.Л. Пространственно-временная лексика и цветовая метафора  в текстах олонхо// Язык – миф – культура народов Сибири. – Якутск, 1994. – с.3 -23.
  2. Гоголев А.И. Якуты (проблемы этногенеза и формирования культуры). – Якутск, 1993. – 200 с.
  3. Ойунский П.А. Дьулуруйар Ньургун Боотур (Нюргун Боотур Стремительный). – Якутск, 1960.
  4. Пекарский Э.К. Словарь якутского языка: в 3 т. – Якутск, 1958 – 1959.
  5. Слепцов П.А. Якутский литературный язык: формирование и развитие общенациональных норм. – Новосибирск, 1990. – 273 с.
  6. Эргис Г.У. Очерки по якутскому фольклору. – М., 1964. – 402 с.

 

Башарина Анна Карловна – кандидат филологических наук, доцент кафедры «Русский как иностранный» Северо-Восточного федерального университета имени М.К.Аммосова, г.Якутск

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>