Габышева М.М.

Каузальные отношения в русском и якутском языках

Causal (causative) relationship in Russian and Yakut languages

М.М. Габышева

M.M. Gabysheva

В статье рассматриваются некоторые особенности семантики и основные принципы причинно-следственных отношений (ПСО) в русском и якутском языках, структура и характеристика аргументов при выражении данного типа синтаксических отношений в языках разного рода.

This article discusses some of the features of the semantics and the basic principles of the cause-effect relationship (SAR) in Russian and Yakut languages, structure and characteristics of arguments in terms of syntactic relations in the various languages.

Ключевые слова и фразы:  причинные отношения, каузальные конструкции, семантика предложения, компаративный анализ.

Key words:  causal relations, grants construction, semantics, comparative analysis.

В статье рассматриваются некоторые особенности семантики и основные принципы причинно-следственных отношений (ПСО) в русском и якутском языках, структура и характеристика аргументов при выражении данного типа синтаксических отношений в языках разного рода.

Действие, совершаемое субъектом, или признак, проявляющийся независимо от воли субъекта, как известно, обусловливаются какими-либо причинами, т.е. явлениями или обстоятельствами внутреннего или внешнего характера. В свою очередь причинные отношения тесно связаны с отношениями следствия, т.к. последние являются результатом той или иной причины, поэтому причина и следствие могут меняться позициями: Катя не пришла на занятия, так как участвует в соревнованиях / Катя участвует в соревнованиях, и поэтому не пришла на занятия. С точки зрения функционирования причинно-следственные отношения (наряду с другими отношениями) – это одна из важнейших категорий, отражающихся в языке.

В силу своего логического характера категория ПСО в гораздо большей степени, чем, например, категории пространства и времени, индивидуализирована, что и обусловливает для якутоговорящих трудность овладения средствами выражения причинности. Так, например, носители якутского языка часто смешивают понятия причины и цели, так как они в якутском языке передаются одинаково и отвечают на вопрос ТО5О?, равный русским вопросам: Почему? По какой причине? Отчего? Зачем? С какой целью? Для чего? В связи с этим изучение семантики и способов выражения ПСО в национальной аудитории имеет важное значение.

Сумма причинных значений и форм их выражения в русском языке очень обширна. Так, каузальные детерминантные  конструкции функционируют на разных уровнях – словообразовательном, лексическом, отчасти морфологическом.  В более полной парадигме они функционируют в синтаксической системе русского языка на разных ее уровнях: на уровне словосочетания, на уровне простого предложения, на уровне сложного предложения – сложносочиненного, сложноподчиненного, бессоюзного сложного (здесь следует отметить то, что некоторыми лингвистами каузальность рассматривается только как лексическая категория ввиду отсутствия специальных грамматических средств для ее выражения, а также ввиду наличия предлогов, союзов и наречий с семантикой причины).  Разновидности  этих конструкций и их функционирование  в речи (устной и письменной) являются постоянным объектом  различного рода теоретических исследований и наблюдений по конкретным вопросам, начиная со словосочетания и кончая сложным предложением. Большинство же исследователей дефинируют каузальность как грамматическую категорию. Хотя в репрезентации причинно-следственных отношений преобладающую роль играют синтаксические средства разных уровней, не следует рассматривать причинность как исключительно синтаксическую категорию, поскольку каузативные отношения могут выражаться, как уже указано выше, и лексическими средствами.

Концептуальной базой для анализа причинных конструкций в русском языке послужили основные идеи теории детерминантов Н.Ю. Шведовой, В.П. Малащенко,  Г.А. Золотовой, М.В. Всеволодовой, Т.А. Ященко, В.О. Можаевой, Крючковой Л.С.  и др.

«Многочисленные конструкции с причинным видом отношений, наблюдаемые в современном русском литературном языке, представляют собой не хаотическое смешение, а стройную, внутренне организованную систему» [6, 1958: 128]. В русском языке причинно-следственные отношения в зависимости от структуры и характеристики аргументов дифференцируются по трем важнейшим аспектам: структурному, стилистическому, семантическому.

Структурный аспект находит отражение в простом и сложном предложениях, стилистический аспект – в конструкциях стилистически нейтральных и стилистически маркированных, семантический аспект – в конструкциях, подчеркивающих различные семантические оттенки (например, следствия) в причинных конструкциях.

Структурный аспект. На уровне простого предложения каузативные отношения выражаются с помощью минимальных синтаксических конструкций – предложно-падежных словосочетаний (включая составные предлоги):

Благодаря + дат.п. (благодаря детям, благодаря налаженной системе); из-за + род.п. (из-за прогулов, и-за ветра и дождя); из + род.п. (из вежливости), от + род.п. (от счастья, от радости); по + дат.п. (по болезни); с + род.п. (со стыда); в связи с + твор.п. (в связи с родами); вследствие + род.п., в результате + род.п., в силу + род.п., ввиду + род.п., за + тв.п. (выкинуть за ненужностью), за + вин.п. (наказать за курение).

По наблюдениям Н.И. Штыкало, предложно-падежные субстантивные конструкции составляют 52%. Также обстоятельства причины могут выражаться: наречиями причины; деепричастиями и деепричастными оборотами; фразеологическими сочетаниями. В функции лексем причины могут использоваться имена существительные, слова категории состояния, также глаголы определенной семантики.

Грамматика-60 дает традиционное освещение вопроса о второстепенных членах предложения, и в ней указываются все вышеперечисленные способы выражения причины. [1, 1960: 593]

Грамматика-70 вводит термин «детерминант», предложенный  Шведовой Н.Ю. [2, 1974: 563] По Белошапковой В.А., это неконститутивные ситуативные определители предиката, иначе говоря, это ситуанты, являющиеся факультативными распространителями предложения: Умер он (Власов) от грыжи (М.Г.). Такой же взгляд на второстепенные члены предложения мы находим в Грамматике-80 [3, 1985: 326]

В русском языке на уровне простого предложения с позиций семантики можно выделить несколько разновидностей причины, в результате которой осуществляется какое-либо действие, совершается событие или субъект испытывает какое-либо состояние и т.д. По Л.С. Крючковой, главными среди них являются:

  1. Внутренняя причина действия, состояния субъекта (Студент допустил ошибки в тестовом задании по невнимательности);
  2. Внешняя причина действия, состояния субъекта (От удара грома все вздрогнули);
  3. Причина, благоприятная для осуществления действия (Благодаря заботливому уходу больной быстро пошел на поправку);
  4. Причина, неблагоприятная для осуществления действия (Друзья поссорились из-за пустяков);
  5. Причина осознанного действия (Из гордости он не стал спорить ни с кем);
  6. Причина неосознанного действия или изменения состояния субъекта (В порыве гнева он может всех может раскидать по углам). [7, 2004: 382-383]

Надо обратить внимание на особенность простых предложений с семантикой причины (с каузативными глаголами): их можно трансформировать в сложноподчиненные предложения:. Например: Мы рады солнцу / Мы рады, так солнце светит. Мать удивляется своему сыну / Мать удивляется, потому что сын сделал что-то, поступил как-то. Такие глаголы являются пропозициональными, т.е. они образуют отдельную пропозицию, осложняя смысл предложения.

Компаративный анализ причинных конструкций в русском и якутском языках изучен мало и в недостаточном объеме. В якутском языке каузативные отношения выражаются наречиями причины и зависимыми предикативными конструкциями с причинным значением. Наречия с каузативным значением в якутском языке отвечают на вопросы то5о? – «почему? зачем?» (вопрос то5о? в якутском языке многозначный), туохтан? – «отчего?», туохтан сылтаан? – «по какой причине?», туох иhин? – «за что?». Например: Чугастыы ити дьиэ таhыгар тохтуо5ун/ Так как дом находится близко, остановимся возле этого дома. Ити дьиэ чугас, онон ити дьиэ таhыгар тохтуо5ун/ Этот дом стоит близко, поэтому остановимся возле него. [4, 2004: 180] В  первом примере форма чугас+тыы содержит в себе значение причинного обоснования, чугас – близко.

Многие якутские языковые формы многозначны, потому их конкретная структура и семантика проявляется только в той или иной конкретной модели предложения. Рассмотрим на следующих примерах: Катя не пришла на занятия, так как участвует в соревнованиях / Катя участвует в соревнованиях, и поэтому не пришла на занятия. Катя курэхтэhиигэ кыттар, онон үөрэнэ кэлбэтэх – сложносочиненное предложение/ Катя курэхтэhиигэ кыттар буолан, үөрэнэ кэлбэтэх и т.д.

В якутском языке, как пишет Н.Н. Ефремов, причинная связь может выражаться полипредикативными конструкциями, например, синтетической ППК с формально-подлежащной зависимой частью (главный предикат выражается глаголом побудительного залога –дар-), а также аналитической ППК с препозитивной скрепой в постпозитивной предикативной части: Хада5алана үөрэнэн хаалбыт эмээхсини (Кириhээн кытаана5+а, ордугу-хоhу биэрбэт+э) ордук абар+дар+а / Старуху, которая привыкла получать все, очень разозлило то, что Кирисан был жестким, не давал ничего лишнего. [4, 2004: 180-181] В данном предложении акциональное событие физической сферы явилось причиной проявления эмоционального события. В следующем примере эмотивное событие, описываемое препозитивной ПЕ, является причиной совершения другого подобного события, обозначаемого постпозитивной ПЕ: Балаатай Кириhээни дэлби уёхпутэ, онтон Кириhээн ордук абарбыта/ Балатай сильно обругал Кирисана, отчего Кирисан очень разозлился. [4, 2004: 181]

Сравнительный анализ различных способов выражения ПСО в русском и якутском языках представляется интересным в плане билингвистических исследований, также интересен и в учебно-методических целях. Учет всех языковых фактов поможет правильно планировать процесс обучения студентов-билингвов русскому языку, а русскоговорящих якутскому языку.

Литература

  1. Грамматика русского языка. Т.2. Синтаксис. М., 1960.
  2. Грамматика русского языка. Т.2. Синтаксис. М., 1974.
  3. Грамматика русского языка. Т.2. Синтаксис. М., 1985.
  4. Данилов Н.И., Попова Н.И., Ефремов Н.Н. Курс якутской грамматики: система морфологических категорий и синтаксических конструкций. Якутск, 2004.
  5. Ефремов Н.Н. Полипредикативные конструкции в якутском языке. Новосибирск, 1998.
  6. Калнберзинь Р.Я. Способы выражения причинных отношений в современном русском литературном языке: Дис.канд.филол.наук. Рига, 1958.
  7. Крючкова Л.С. Русский язык как иностранный. Синтаксис простого и сложного предложения. М.. 2004.
  8. Штыкало Н.И. Лексический параллелизм при выражении синтаксической функции. М., 1985.

 

Габышева Мария Михайловна – старший преподаватель кафедры русского языка филологического факультета Северо-Восточного федерального университета им. М.К. Аммосова, г. Якутск.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>