Ханинова Р. М.

ЖАНРОВОЕ СВОЕОБРАЗИЕ ПОВЕСТЕЙ

А. ДЕМИДОВА «В АТАКУ ПОДНИМАЛСЯ ПЕРВЫМ»

И  А. ДУГИНЦА «ИСКРЫ ПОД ПЕПЛОМ» В РАКУРСЕ КАЛМЫЦКОЙ ТЕМЫ

THE GENRE ORIGINALITY OF THE STORIES BY A. DEMIDOV «HE WAS THE FIRST TO RISE IN THE ATTACK» AND A. DUGINETS «THE SPARKLES UNDER THE ASH» IN THE ASPECT OF KALMYK THEME

Р. М. Ханинова

R. M. Khaninova

В статье рассматривается жанровое своеобразие повестей русских писателей, главным героем которых стал Михаил Хонинов, бывший командир партизанской роты в Белоруссии в период Великой Отечественной войны, известный под именем Миши Черного. Оба произведения не были объектом и предметом литературоведческого исследования. Документальная повесть Александра Демидова «В атаку поднимался первым» принадлежит бывшему командиру партизанского полка, основана на исторических документах. Художественная повесть Андрея Дугинца «Искры под пеплом» относится к жанру приключенческой литературы, но также в целом ориентируется на военную биографию калмыцкого прототипа.

There is regarded the genre originality of the stories by Russian writers whose main character became Michail Khoninov, the former commander of the guerilla detachment in Belorussia during the Great Patriotic War, known under the name Misha Black. Both pieces of work have not been the subject of literary analyses yet. The documentary story by Alexander Demidov «He was the first to rise in the attack» belongs to the former commander of the partisan regiment and is based on the historical documents. The story by Andrey Duginets «The sparkles under the ash» belongs to the genre of adventurous literature but is also focused on the military biography of the Kalmyk prototype.

Ключевые слова и фразы: прототип, Михаил Хонинов, Белоруссия, Великая Отечественная война

Key words and phrases: prototype, Michail Khoninov, Belorussia, the Great Patriotic War

Как известно, жизнь калмыцкого писателя-партизана Михаила Ванькаевича Хонинова (1919 – 1981) нашла документальное и художественное воплощение в разножанровых произведениях, созданных в разные годы авторами, знавшими его лично. Среди них документальная повесть Александра Демидова «В атаку поднимался первым», художественная повесть Андрея Дугинца «Искры под пеплом», драма Шираба-Нимбу Цыденжапова «Жаворонки везде поют одинаково», поэмы Владимира Михановского «Баллада о Горбатом мосте», Константина Эрендженова «Хоңһрин салтр, хар баатр» («Потомок Хонгора»), Николая Поливина «Миша Черный».

На калмыцком языке написаны очерк Санджи Каляева «Əрүн иньглəн» («Святая дружба») и документальный рассказ Инджи Мутяева «Михаил Хонинов – мана баатр» («Михаил Хонинов – наш герой»). Другие очерки опубликованы на русском языке:  «Его звали Михаилом Черным» Давида Кугультинова, «В лесах Белоруссии» Ивана Трембача, «Миша-калмык» Николая Антонова, «Потомок Хонгора» Петра Брайко, «…И друг степей калмык» Александра Исбаха, «Бессмертие» Валерия Пюрвеева.

Этому легендарному человеку посвящены стихи Михаила Дудина, Владимира Михановского, Рыгора Бородулина, Сергея Граховского, Гавриила Шутенко, Санджи Каляева, Давида Кугультинова, Константина Эрендженова, Эренцена Лиджиева, Анатолия Кукаева, Боси Сангаджиевой, Санжары Байдыева, Егора Буджалова, Владимира Нурова, Эрнеста Тепкенкиева, Григория Кукареки, Риммы Ханиновой, Дамбы Жалсараева, А. Алланазорова и др.

Документальная повесть бывшего командира 15-го партизанского полка Александра Сергеевича Демидова «В атаку поднимался первым» в этом ряду стоит особняком. Она вышла в Элисте в 1967 г. в литературной обработке Б.М. Агаркова. Творческая история произведения была непростой. Задумано оно было давно. Первыми подступами к нему стали «Семнадцать дней в окружении» с подзаголовком «Записки партизана», напечатанные в альманахе «Советская Литва» в 1955 г. Дарственная подпись на книге гласила: «М. Хонинову. На добрую память о тяжелых и <неразб. > днях. От автора “Семнадцати дней”. А. Демидов».

Записки начинались пояснением: «В годы Великой Отечественной войны мне пришлось командовать партизанским полком, сражаться с фашистскими захватчиками вдали от Большой Земли. То, о чем я рассказываю ниже, произошло в октябре 1943 года в небольшом Хачинском лесу на границе Пропойского и Быховского районов Белоруссии. Наш полк уже много месяцев действовал в этом районе – уничтожал коммуникации и громил гарнизоны врага» [1, 1955: 129].

Многие страницы записок отданы боевым эпизодам с участием Михаила Хонинова, тогда командира роты, которую враги называли «дикой дивизией» за неустрашимость и несгибаемость. Фамилия героя, правда, была в тексте напечатана через букву «а» – Ханинов. Так, первое появление командира роты в воспоминаниях А. Демидова связано с упоминанием о пяти фашистских атаках в день на участке обороны М. Хонинова, где немцы наступали особенно активно. Затем дано подробное описание боев в окружении и прорыв из него, во главе которого была и рота Миши Черного. Эти события зафиксированы в боевых характеристиках М.В. Хонинова. Так, в одной из них бывший командир Могилевского партизанского соединения С.Г. Сидоренко писал: «В октябре 1943 года 15 партизанская бригада была окружена в Хачинском лесу Пропойского района, где в течение 17 суток, почти на переднем крае линии фронта немцев, вела ежедневные оборонительные бои. Особый героизм проявила в этих боях рота тов. Хонинова. Роте приходилось отражать по 8-10 вражеских атак в сутки. На участке обороны роты оставалось убитыми и ранеными до батальона солдат и офицеров противника. В этом окружении роте не раз приходилось вступать в рукопашную схватку, во главе которой всегда был ее командир тов. Хонинов. Когда в секторе обороны немцы пытались переправить через «Горбатый мост» у реки Ухлясть свои танки и броневики, чтобы вклиниться в боевое расположение бригады, они с большими потерями были огнем и штыками отброшены назад. Немцы привлекли против партизан крупные фронтовые силы всех родов войск, в том числе и бомбардировочную авиацию. Обстановка требовала идти на прорыв блокады, в числе первых шли на штурм пулеметчики и автоматчики роты, командиром которой был тов. Хонинов. Тов. Хонинов обеспечил выход из окружения не только своей роты, но и других подразделений» [9, 2005: 30-31].

Промежуточными этапами стали отдельные публикации в калмыцкой периодической печати, начиная с фрагмента повести «Разведка донесла…» в начале января 1967 г. в газете «Комсомолец Калмыкии» под рубрикой «Дорогой отцов». Данный текст был представлен как часть повести «Незабываемые годы», готовящейся к выходу в свет в Калмыцком книжном издательстве.

Другие публикации в том же году газетой «Хальмг үнн» были на калмыцком языке в мае в переводе Дулахана Бадмаева «Полкин туг харслһн» («Защита полкового знамени»), в июне – в переводе Инджир Бадмаевой «Партизанск хаалһар» («Партизанскими дорогами»), в июле – «Хортыг күүчлһн» («Разгром врага»). Все они анонсировали будущую книгу А.С. Демидова.

Свое окончательное название рукопись получила уже в книжном варианте. По словам вдовы М.В. Хонинова Буги Босхомджиевны Араловой, название было придумано автором и героем книги. Во время ее написания Михаил Ванькаевич неоднократно встречался с Александром Сергеевичем в Гродно во время поездок в Белоруссию в 1960-е гг., принимал активное участие в обсуждении плана и композиции повести.

В аннотации было отмечено: «В книге бывшего командира 15-го Могилевского партизанского полка А.С. Демидова рассказывается о боевых подвигах партизан, в рядах которых вместе с представителями других народов страны сражались и калмыки. В основу книги положены личные воспоминания автора и некоторые документы, хранящиеся в партийных и государственных архивах Белоруссии. В книге широко показана боевая жизнь бывшего командира партизанской роты, нашего земляка Михаила Ванькаевича Хонинова» [2, 1967: 2].

Содержание повести состояло из 9 глав («За Днепр», «Хачинский лес», Враг не прошел», «Стоять до конца!», «Дни и ночи», «На прорыв», «Возвращение Миши Черного», «Ночной бросок», «Последний бой») помимо  предисловия от автора и эпилога. В предисловии Демидов рассказал, как «однажды, по совету товарищей, начал записывать все интересное, примечательное из жизни нашего партизанского полка. Работа так увлекла, что скоро в столе уже лежала большая рукопись с множеством набросков. Долго она лежала без движения. Наконец я, как мог, начал приводить записи в порядок. В процессе этой работы передо мной все ярче, четче вырисовывались замечательные черты советских людей – партизан, боровшихся в тылу у врага за свободу и независимость нашей Родины» [2, 1967: 4].

Автор подчеркнул: «В этой книге я основное внимание уделяю одному из партизанских вожаков, калмыку Михаилу Ванькаевичу Хонинову, воевавшему под партизанской кличкой Михаил Черный. Его хорошо знали друзья и враги. Добрая молва о Михаиле Хонинове, о его ратных подвигах и до сих пор жива на Могилевщине. Об отряде Хонинова рассказано много, и в этих рассказах так тесно переплелись быль и легенда, что порою трудно разобраться, что было на самом деле, а что – плод фантазии рассказчика. Но мы хорошо помним те годы. И все, что говорится здесь о Хонинове, основано на документах. Сохранены все имена и фамилии, названия лесов и населенных пунктов, где нам приходилось сражаться» [2, 1967: 4-5].

Рукопись была подписана к печати 16 мая 1967 г., то есть спустя почти полгода после первых публикаций ее фрагментов в калмыцкой прессе. Откликов на нее на родине героя не последовало. Объяснялось это и тем, что прорывалась рукопись в печать с «боем»: кому-то не нравилось, что земляку посвящена документальная повесть, что его подвиги во время Великой Отечественной войне не мифы, а факты. К сожалению, по этой причине, видимо, в семейном архиве Хонинова не сохранилось издательских рецензий, во всяком случае, они пока нигде не обнаружены.

Появились рецензии на книгу А.С. Демидова вначале в Астрахани в газете «Волга»: откликнулся друг-поэт Юрий Кочетков – «Поэт, герой-партизан» [5, 1967: 4]. Он подчеркнул, что книга Демидова – не только воспоминания командира, прежде всего – это документы партийного архива института истории при ЦК Коммунистической партии Белоруссии [5, 1967: 4].

Вторая рецензия на книгу «В атаку поднимался первым» вышла в «Могилевской правде» в 1967 г. на белорусском языке под названием «Аповесць аб людзях Хачынскага лесу» («Повесть о людях из Хачинского леса») [7, 1967: 3]. И. Крисковец, в частности, писал: «Нас, партизан Могилевщины, радует, что появилась еще одна книга о героической борьбе могилевчан в годы Великой Отечественной войны. В своей книге А. Демидов подробно рассказывает историю борьбы партизанского отряда, а затем – полка, которым он командовал. <…> Название книги имеет прямое отношение к одному из командиров рот 15-го партизанского полка Михаилу Ванькаевичу Хонинову. Ему же посвящено и преобладающее количество страниц книги. Все самые примечательные операции полка связаны с именем Хонинова, или, как его называли партизаны, Михаила Черного.

Михаил Хонинов сейчас известный калмыцкий писатель. Он действительно был геройским командиром роты. Но один ли он был таким в полку Демидова? Нет, такими были многие, но, к сожалению, они остались в тени. Читателям на Могилевщине это может показаться не совсем понятным, ясным. Дело в том, что книга издана Калмыцким издательством, а Хонинов – калмык. Это, видимо, и сыграло решающую роль в содержании книги.

Правда, на страницах книги часто встречаются имена И. П. Нижника, П. А. Вилиткевича, Н. Г. Прокопенко, командира роты Долгова, командира батареи Ивкина, комиссара Ковширки и многих других. Но все они – только фон для основного героя книги, Михаила Хонинова. А ведь эти люди достойны большего, тем более что повесть Демидова – документальная.

Хотелось бы надеяться, что Александр Сергеевич Демидов продолжит работу над книгой и выпустит ее другим, дополненным изданием» [6].

Переиздания этой книги не последовало. Она давно уже стала библиографической редкостью и по-прежнему ждет своего исследователя.

Художественная повесть Андрея Дугинца «Искры под пеплом» была напечатана московским издательством «Молодая гвардия» в 1970 г. в серии «Честь. Отвага. Мужество». Автор ее был знаком с Михаилом Хониновым, чья военная биография нашла отражение на страницах произведения московского писателя. Повесть состоит из 13 глав, названия которых (сдвоенные, строенные) передают события на белорусской земле, связанные с партизанским периодом Миши Черного.

После ухода из жизни прототипа автор вспоминал об одной встрече с бывшим комиссаром Могилевской четырнадцатой партизанской бригады М.Ф. Сперанским, который в разговоре о войне заметил, что курить бросил именно в то время, а того, кто его отучил от этой дурной привычки, давно уже нет в живых:  «Он даже перед расстрелом не закурил с нами за компанию. Он был калмык, Михаил Хонинов. За смуглый цвет лица прозвали его Мишей Черным» [4, 1985: 35]. Неожиданно выяснилось, что Миша Черный жив, стал писателем, сейчас в Москве. Вскоре в редакции встретились два ветерана.

Этот эпизод – фашистский плен и бегство из него – представлен в повести А. Дугинца, хотя нюансы, конечно, изменены.

У Михаила Хонинова есть рассказ «Как я был конокрадом», где он поведал о том, как во второй половине октября 1941 года пробирался из Смоленщины в леса Белоруссии, был схвачен с двумя другими партизанами в Горецком районе Могилевской области, допрошен немецким комендантом и спасен от неминуемого расстрела из-за любви противника к фольклору. Пленник, выдав себя за конокрада, пересказал калмыцкую сказку «Семьдесят две небылицы», а комендант разыграл ее по ролям: хан и испытуемый [9, 1979: 36-46].

В видоизмененной версии у Дугинца во второй главе «Мишка Черный. Конокрад» главный герой, выдавший себя за конокрада, допрошен на хуторе местными полицаями, взят в плен и отведен в сельскую комендатуру. Там его не стали допрашивать, отправили в сарай к другим пленным красноармейцам, откуда уже он бежал с товарищами на волю.

Другие подробности, подчеркивавшие прототип, представлены партизанским именем Миша Черный, калмыцким происхождением, родиной – Калмыкия, описанием внешности – смуглость, черный цвет волос, упоминанием отчества – Ванькаевич, фактом обещанной врагами денежной награды за поимку партизанского командира. В одной из глав читаем: «”За голову Михаила Черного 10 000 оккупационных марок!” Это было напечатано огромными, черными, далеко видными буквами. А ниже мелким текстом шло объяснение, кто такой Михаил Черный и почему так дорого ценится его голова.

Большая серая бумажка эта была намертво прилеплена к стенке пустого, покинутого хозяином дома на отшибе села, в которое решились наконец зайти партизаны после пятидневного путешествия по воде и глухим лесным тропам» [3, 1970: 103-104].

Хотя село это стояло среди болот и лесов, и «до него дошли слухи о народных мстителях, которыми командовал неуловимый Михаил Черный. Правда, в приказе окружного шефа полиции Михаил Черный назывался бандитом, который якобы терроризирует мирное население, грабит и натравливает его на “освободителей”» [3, 1970: 104].

В документальной повести «Миша Черный – это я!» Михаил Хонинов рассказал, как комендант пропойской комендатуры поставил перед собой «такую цель: во что бы то ни стало взять живьем неуловимого Мишу Черного. Комендант назначил: “За голову Миши Черного – 10 000 оккупационных марок”. А тот, кто поймает и доставит его немецким войскам живьем, получит дополнительное вознаграждение.

Эти вести с быстротой ветра понеслись по нашей зоне, обрастая все новыми и новыми подробностями» [10, 1976: 40].

В повести А. Дугинца «Искры под пеплом» на упомянутом допросе герой на вопрос полицаев о фамилии, ответил, что сирота, фамилии не помнит, в первой тюрьме получил фамилию Черный, а Мишкой звали с детства. Фамилия действительно в художественном тексте прямо не названа, тем самым указана граница между персонажем и прототипом. В разговоре командира Стародуба с местным мальчуганом, видел ли он его друга, на встречный вопрос, какая у него фамилия, сказал: «Фамилия у него трудная, калмыцкая» [3, 1970: 145]. На что мальчик убежденно ответил, что слышал о другом человеке: «Я точно знаю, что фамилия у него совсем нетрудная. Зовут его, как и меня, Мишей. А фамилия так и есть – Черный» [3, 1970: 146].

  Среди персонажей повести, кроме Михаила Хонинова, есть и другой прототип. В одной из автобиографий Хонинов писал: «С мая 1942 г. по июль 1942 г. – начштаба партизанского отряда под руководством Ивана Стародубцева» [8, 2005: 14].

В повести тот представлен вначале как Сергей Петрович Стародуб, командир стрелкового полка, попавшего в окружение, затем – как партизанский командир. Обоих – Михаила и Сергея – в жизни и в художественном произведении связывали дружеские отношения.

Многие эпизоды в повести передают будни партизанской борьбы: нападения на вражеские гарнизоны, агитация среди полицаев, переходивших на сторону партизан, контакты с местным населением, помогавшим патриотам продовольствием и оружием.

Название «Искры под пеплом», с одной стороны, отражает начальный эпизод произведения – розжиг лесного костра степняком, с другой – отсылает к легенде о Данко из рассказа М. Горького «Старуха Изергиль». Судьба детдомовского мальчика Ёськи, ставшего зачинщиком побега из гетто, но умершего на воле на руках своих товарищей, которые похоронили его, написав на могильном камне: «Наш Данко. 12 лет» [3, 1970: 88].

Финал повести открытый. После одной операции не вернулись на партизанскую базу двое – Ефим и Эля, воспитательница детдомовцев, спасенных бойцами Миши Черного. Она – первая невозвратимая потеря командира, как догадался Стародуб.

Таким образом, две повести «В атаку поднимался первым» и «Искры под пеплом» в своих названиях давали характеристику своему главному герою, который после войны трижды был представлен к званию Героя Советского Союза, но, по независящим от него причинам, не получил его.

Произведения А. Демидова и А. Дугинца в контексте незаконной депортации калмыцкого народа в годы Великой Отечественной войны и 13-летней ссылки (1943 – 1956 гг.) являют своего рода документ, свидетельствующий о героизме его представителей на фронтах и в тылу врага.  Таким образом, документальный и художественный тексты двух указанных писателей играют важную роль в истории калмыцкого народа, передавая диалог культур в литературном процессе и личностном общении.

Литература

  1. Демидов А. Семнадцать дней в окружении: (записки  партизана) // Сов. Литва: альманах. – Кн. вторая. – Каунас, 1955. – С. 129–167.
  2.   Демидов А.С. В атаку поднимался первым. – Элиста: Калм. кн. изд-во, 1967.
  3. Дугинец А.М. Искры под пеплом: повесть. – М.: Молодая гвардия, 1970.
  4. Дугинец А. Миша Черный // Теегин герл. – 1985. – № 3. – С. 35-36.
  5. Кочетков Ю. Поэт, герой-партизан // Волга. – 1967. – 4  октября. – С. 4.
  6. Крисковец И. Повесть о людях из Хачинского леса / Пер. с белорусского. Рукопись из семейного архива М.В. Хонинова.
  7.  Крыскавец I. Аповесць аб людзях Хачынскага лесу // Магiлёўская праўда. – 1967. – 29 снежня (№ 256). – С. 3.
  8. Ханинова Р. «Другой судьбы не надо…». Жизнь и творчество Михаила Хонинова. Автобиография. Интервью. Воспоминания современников. Очерки. Статьи. – Элиста: Издательство Калмыцкого университета, 2005.
  9. Хонинов М.В. Как я был конокрадом. – М.: Правда, 1979.

10. Хонинов М.В. Миша Черный – это я!: док. повесть. – М.: Правда, 1976.

Ханинова Римма Михайловна – кандидат филологических наук, доцент, зав. кафедрой русской и зарубежной литературы ФГБОУ ВПО «Калмыцкий государственный университет», г. Элиста.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>