Санникова И. И., Семенова В. И., Христофоров В. Ф.

 

Диалектные слова якутского языка, употребляемые в речи современной молодежи

THE DIALECTAL WORDS OF THE YAKUT LANGUAGE USED IN THE SPEECH OF MODERN YOUTH 

И. И. Санникова, В. B. Семенова, В. Ф. Христофоров

I. I. Sannikova, V. I.  Semenova, V. F. Khristoforof

В статье описываются результаты анкетирования, проведенного среди студентов Арктического государственного института искусств и культуры с целью выявить диалектные расхождения в лексике якутского языка. Особое внимание в составе диалектной лексики уделено  заимствованным словам русского происхождения.

The results of question-naire, held among students of Arctic State Institute of Culture and Arts, are presented in the article. The purpose of the question-naire is dialect  divergences in the Yakut vocabulary. Special attention is given to the borrowed Russian words.

Ключевые слова и фразы: якутский язык, диалект, диалектная лексика, заимствованные слова.

Key words: Yakut Language, dialect, dialect vocabulary, borrowed words.

В силу объективных причин (территориальное обособление языковых групп друг от друга в силу географического положения, влияние других языков: эвенского, эвенкийского, чукотского, юкагирского, русского) якутский язык всегда являлся  неоднородным. Еще в 1937 году в своей книге «Ураангхай сахалар» Г.В. Ксенофонтов разделял  якутское наречие на говоры южные (скотоводов) и северные (оленеводов) [2, 1992]. В «Грамматике современного якутского литературного языка» отмечается, что  «…якуты из самых отда­ленных друг от друга районов могут свободно разговаривать и понимать друг друга, а также пользоваться письменным литературным языком. Однако небольшие различия по говорам в области фонетики, лексики и даже грам­матики в якутском языке все же имеются» [1, 1982: 12]

В современном якутском языке выделяют четыре группы говоров: центральная группа, вилюйская группа, северо-западная группа, северо-восточная группа. В северо-западную группу входят  долганский, ессейский, Анабарский, Оленекский, Булунский, Жиганский говоры. В северо-восточную группу входят Верхоянский, Оймяконский, Саккырырский, Усть-Янский, Момский, Абыйский, Аллаиховский, Среднеколымский, Верхнеколымский говоры.  В вилюйскую группу входят Кобяйский, Вилюйский, Верхневилюйский, Нюрбинский Сунтарский, Мирнинский, Ленский, Олекминский говоры. В центральную группу входят говоры  Усть-Алданского, Намского, Горного, Кангаласского, Амгинского, Мегино-Кангаласского, Таттинского, Чурапчинского, Усть-Майского улусов.  Наиболее существенны различия в лексике. Почти в каждом из говоров выделяются диалектные слова, т.н. «түөлбэ тыллар». Часто бывает так, что якуты, встретившись, в общении используют незнакомые друг для друга слова. Так, например, в некоторых улусах (районах) используют слова «оскуома», «лыах», «тыймыыт»,  в некоторых  «тоhоҕо», «үрүмэччи», «күлгэри» для обозначения гвоздя, бабочки, ящерицы.

Диалекты якутского языка являются достаточно изученными. Отдельные говоры описаны в работах Е.И. Убрятовой (долганский диалект), П. С. Афа­насьева (говор верхоянских якутов) и М. С. Воронкина (говор ессейских якутов). Есть работы сравнительного характера: Е. И. Убрятовой «Опыт сравнительного изучения фонетических особенностей языка населения некоторых районов Якутской АССР», П.П. Барашкова «Фонетические особенности говоров якут­ского языка в сравнительном освещении», М. С. Ворон­кина «Очерк якутской диалектологии».

Сбор диалектных слов был начат еще А.Е. Кулаковским, Г.В. Ксенофонтовым,  Э.К. Пекарским. В 1940 г. был издан «Диалектологический вопросник якутского языка», в 1953 г. — «Анкета по изучению говоров якутского языка». По ним проводился первоначальный сбор диалектологического материала. В 1973 г. был составлен уточненный «Вопросник», на основании которого должны быть построены лингвистические карты. В 1977 г. издан «Диалектологи­ческий словарь якутского языка», составленный коллективом авторов. В 2010 г. была издана вторая часть «Диалектологического атласа якутского языка», посвященная морфологии и лексике. В основу сводных карт вошли данные, собранные в результате полевых экспедиций по «Вопроснику» 1940 г., «Анкете» 1953 г. и по уточненному «Вопроснику» 1973 г.

Однако язык не остается неизменным, в его состав входят новые слова, многие слова устаревают. Миграция населения  внутри республики, урбанизация также влияют на язык.

В Арктический государственный институт искусств и культуры поступают в основном абитуриенты из сельских улусов (районов) республики. Студенты, приехавшие из разных улусов республики, могут стать информантами в  сборе данных -  диалектных слов, используемых в речи.

Вначале мы провели анкетирование среди студентов первого курса. Всего в анкетировании приняло участие 35 студентов из разных отделений, среди них представители следующих улусов: Верхоянский, Среднеколымский, Оленекский, Олекминский, Верхневилюйский, Вилюйский, Нюрбинский, Усть-Алданский, Горный, Таттинский, Намский, Чурапчинский  и города Якутска. Таким образом, все четыре группы якутских говоров в анкетировании были представлены.

В анкете уже были даны варианты диалектных слов, среди которых респонденты должны были выбрать те, которые употребляются в их местности. Также студенты могли добавлять свои слова.

В первой диалектной паре слово «оскуома» употребляется жителями вилюйской и центральной групп, но отсутствует в северо-западной и северо-восточной группах. Слово «тоһоҕо» используется в речи жителей всех групп, более всего в центральной группе. Жители  Олекминского улуса употребляют слово «хатыы».

Слова «дырыһааҥка» и  «халадьыас» употребляются жителями всех групп, но первое слово более характерно для центральной группы, второе — для вилюйской.

 Третья пара слов  — «сибиитэрэ» и «бээһиҥкэ». Первое слово употребляется  жителями всех групп,  второе — только жителями вилюйской группы.

Слова «банка» и «истикилэнкэ» используются жителями всех групп, слово  «кырыынка» также только в вилюйской группе улусов.

Слова «күүтэр», «кэтэһэр»  используются во всех группах и практически являются синонимами. Слово «көһүтэр», по-видимому, используется очень редко, его упомянул только один человек.

Слово «кыһыл оҕо» используется жителями почти всех групп,  слово «эһээхэй оҕо»- только жителями центральной и вилюйской групп. Жители других улусов написали свои варианты: «наан о5о», «нылба о5о».

 Наиболее сложная ситуация со словами и словосочетаниями «сойутар», «урун чээй». В анкетировании не было уточнено, что означают эти слова и словосочетания, поэтому тут очень много других вариантов. Словосочетание «урун чээй» упомянуто только один раз (Горный улус). Слово «сойутар» употребляется в вилюйской и центральной группах, наиболее часто в вилюйской группе. Респондентами предложены другие, не всегда правильные  варианты: заварка, үүттээх чэй, хойуу чэй, чайник, чээй.

Слово «мооньоҕон»  используется жителями почти всех групп, слово «хара хаптаҕас» — только в центральной группе улусов. В Верхоянском улусе употребляется еще слово «бородьуна».

Слово «тыймыыт» редко употребляется, только жителями северо-восточной и вилюйской группы улусов. Чаще используется слово «күлгэри».  Многие студенты не знают якутских названий и используют слово «ящерица».

Слова «кумаар» и «бырдах» с точки зрения территориального употребления практически равноправны.

Выражение  «солом суох» используется жителями всех групп.  Выражение «иллэҥим суох» употребляется жителями центральной группы. Выражение  «бокуойум суох» наиболее часто употребляется жителями  вилюйской группы.

Слово «ыһык» употребляется в северо-западной, вилюйской и центральной группах, наиболее часто в вилюйской группе. Слово «үтэ» используется в улусах северо-восточной и центральной группах, наиболее часто в центральной Якутии. Слово «өйүө» используется только в речи жителей центральной группы говоров.

Слово  «киргил» совсем не употребляется, слово «тоҥсоҕой»  употребляется жителями всех групп.

Слово «тэмэлдьигэн» также почти не употребляется, слово «тоҥоҕосчут» употребляется в речи жителей центральной и вилюйской групп. Также респондентами было предложено заимствованное русское слово «стрекоза», которое получило распространение также по всей республике.

 Слово «өргө» также почти не употребляется по сравнению со словом «дьабара» (дьабарааска), которое используется во всех говорах.

Такая же ситуация со словами «хабдьы» и «курупаска»: первое слово почти не употребляется, только жителями северо-восточной группы говоров, второе слово более распространено.

Среди предложенных  диалектных вариантов  «боппуольда», «оҥкучах», «иин», «хоспох», «омуһах» слово «иин» совсем не употребляется. Слова «хоспох» и «омуһах» используются жителями северо-восточной, центральной, вилюйской групп, наиболее часто в центральной группе. Слово «оҥкучах» употребляется в речи жителей северо-восточной, центральной и вилюйской групп, наиболее часто в вилюйской группе. Слово «боппуольда» можно услышать в улусах центральной и вилюйской групп, наиболее часто в центральных улусах. Респондентами предложены слова «умуһах» (Таттинский, Чурапчинский улусы), «уҥуннах» (Олекминский улус).

 Среди слов «адьас», «олох», «отой», «наһаа» употребляются во всех группах слова «олох» (преобладает в центральной группе), «наһаа» (преобладает в вилюйской группе). Слово «отой» используется в северо-западной, вилюйской, центральной группах (преобладает  в вилюйской), слово «адьас» используется в северо-восточной и центральной группах. Респоненденты указали на слова «быһыта» (Оленекский улус), «ынырык» (Верхоянский улус).

Из слов «атаах», «ачаа», «чааҕыр» наиболее употребительно  во всех группах слово «атаах», слово «ачаа» употребляется в основном в вилюйской группе, слово «чааҕыр» употребляется только в северо-восточной группе.

 Слово «оҥоойу» употребляется в центральной и вилюйской группах,  слово «кымаайы» — в северо-восточной, центральной и вилюйской группах,  слово «наалаҕай» — в северо-восточной и вилюйской группах. Респондентами предложено слово «кырдаайы» (Горный улус).

Анализ данных начального анкетирования позволяет сделать следующие выводы:

  1. Даже такое пробное анкетирование с малым количеством респондентов позволяет выявить расхождения в лексике, употребляемой жителями разных улусов.
  2. Однако, чем меньше количество респондентов, тем необъективнее данные. Так, например, в нашем исследовании северо-западная группа была представлена только одним человеком.
  3. На наш взгляд, надо ответы жителей города Якутска оценивать отдельно от ответов жителей центральной группы, так как в городе в связи с миграцией населения могут быть представители других групп говоров.
  4. В анкете необходимо точно указать, о каком понятии идет речь, в противном случае встречаются  расхождения в ответах.
  5. Среди диалектизмов можно отметить большое количество заимствованных слов русского происхождения. Например, используется слово «боппуольда» (от слова «подполье») наравне с исконно якутскими словами «онкучах», «омуhах», «хоспох»; слово  «дьабара», «дьабарааска» (от слова «евражка») наравне со словом «өргө»; слово «курупааскы» (от слова «куропатка») наравне со словами  «хабдьы», «хабайхаан»; слово «кумаар» (от слова «комар») наравне со словом «бырдах». Для обозначения понятия «нет времени, я занят» говорят «солом суох», «иллэним суох», а также «бокуойум суох» (от слова «покой») – буквально «нет покоя». Можно отметить, что заимствованные русские варианты более характерны для центральной группы улусов, где с давних времен больше русскоязычного населения. Иногда все диалектные формы бывают заимствованными русскими словами. Например,  для обозначения банки  в разных местах используются  слова «баанка» (банка), «истикилээнкэ» (стеклянка), «кырыынка» (крынка); для обозначения свитера используются слова «сибиитэрэ» (свитер)  и  «бээhинкэ» (вязанка).

Литература

  1. Грамматика современного якутского литературного языка. Фонетика и морфология. М.: Наука, 1982.  – 496 с.
  2. Ксенофонтов Г.В. Ураанхай-сахалар.Очерки по древней истории якутов. Том 1. 1-я книга. Якутск: Нац. Изд-во РС (Я), 1992. -  416 с.

 

Санникова Инна Иннокентьевна – кандидат педагогических наук, доцент кафедры иностранных языков и гуманитарных дисциплин Арктического государственного института искусств и культуры, г. Якутск

Семенова Вера Ивановнастудентка I курса отделения «Теория и история народной художественной культуры» факультета фольклора и этнокультуры народов Арктики Арктического государственного института искусств и культуры, г. Якутск

Христофоров Виталий Филиппович – студент I курса отделения «Прикладная информатика» факультета информационных, библиотечных технологий и менеджмента культуры Арктического государственного института искусств и культуры, г. Якутск

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>