Борисова Р. И.

Борисова Р.И.,

студентка 4 курса отделения журналистики

филологического  факультета СВФУ,

научный руководитель Иванова О.И.,

 к.ф.н., доцент кафедры русской и зарубежной литературы

Северо-Восточного федерального университета,

г. Якутск

Бунт против литературной традиции в пьесе С. Беккета

«В ожидании Годо» 

Беккет — писатель отчаяния. Он не идет довольным собой эпохам. Зато его почти неразличимый голос слышен, когда мы перестаем верить, что «человек — это звучит гордо». Во всяком случае, исторические катаклизмы помогают критикам толковать непонятные беккетовские шедевры, о которых сам автор никогда не высказывался.

В «Годо» усматривают квинтэссенцию Беккета: за тоской и ужасом человеческого бытия в его самом неприглядно-честном виде проступает неизбежная ирония.

«В ожидании Годо» нет сюжета: рассматривается статичная ситуация.

Главные герои пьесы «В ожидании Годо» — Владимир (Диди) и Эстрагон (Гого) словно завязли во времени, пригвождённые к одному месту ожиданием некого Годо, встреча с которым, по их мнению, внесет смысл в их бессмысленное существование и избавит от угроз враждебного окружающего мира.

«В ожидании Годо» является отчетом о том, что происходит (а не происходит ничего), когда они наконец-то «стабилизируются» в одной, произвольно взятой точке пространства. Весь мир сжимается до размеров этой точки, существующей как бы вне времени.

«В ожидании Годо» рождает ощущение неопределённости, её приливы и отливы — от надежды найти идентичность Годо до бесконечных разочарований, и в этом суть пьесы. Любая попытка установить личность. Годо умозрительно — такая же глупость, как попытка найти контур светотени в живописи Рембрандта, соскабливая краски.

Именно беккетовский эксперимент в нереалистической драме XX века был наиболее радикальным и последовательным. Несмотря на настойчивое стремление выразить в драме свое субъективное понимание мира, модернизм далеко не сразу (и не в каждом течении) создает собственную театральную конвенцию. О том, что модернистской драме не с самого момента ее утверждения соответствуют «не репрезентативные» формы, говорит и авторитетная «История Западного театра» О.Броккета и Р.Финдлэя: «The realistic strain played an essential role in the evolution of modernism. paved the way for the more innovative nonrepresentational modes that were to come» [Brockett, Findlay, 1991:2]. Рабочая гипотеза настоящего исследования строится на том, что художественные новации антитеатра Беккета, развивающие эксперимент от модернизма к постмодернизму и «минимализму», оказали решающее воздействие на само качество условности в драматургии второй половины XX начала XXI вв. Именно С.Беккетом была задана программа и динамика, во многом сами формы условности в постабсурдистском пространстве английской драмы.

XX век, поставив пред собой задачу изменить «традиционную» театральность, действительно сделал очень много, хотя и не совсем так, как предполагалось в начале столетия. Модернистский призыв создать абсолютно новый театр был в результате специфически понят реальной практикой. Попытки реформировать сами параметры драмы, борьба с ее антропоцентризмом привели к парадоксальным результатам: антитеатр стал не отказом от традиции, но ее очередным преломлением, значительно расширившим возможности драматической условности. Театр абсурда создает высоко условное зрелище, исходя из многовековой театральной рутины, а новаторское состоит и в самой деформации этой традиции, и в отношении авторов к создаваемому ими миру, герою и к представлению. В варианте, разработанном драматургией Беккета, театр получил возможность постоянно напоминать о бесконечной толще своих пластов и знаков. Комрессионизм Беккета в этом смысле — возможность указать на неисчерпаемость театральной традиции с помощью минимального набора драматических средств. Но эта же неисчерпаемость задает будущую программу и динамику, во многом сами формы условности в постабсурдистском пространстве драмы.

Логика театра Беккета, бесспорно, показательна. Онтологически вездесущий абсурд здесь изначально не противоречит его художественному освоению. «В ожидании Годо» явилось ключевым событием не столько для С. Беккета, сколько для мирового театра, утвердив и философские, и презентационные возможности абсурда в театре. Собственно беккетовской театральной условности еще предстояло после «Годо» демонстрировать себя во все более концентрированном варианте.

Оттолкнувшись от подобной точки отсчета (преодолев нулевую планку), театр получил новый стимул развиваться не только «вглубь», но и «вширь».

Обращение Беккета к трагифарсу в «Годо», показало философские возможности архаичного жанра, но заново открыло и театральный фарсовый потенциал.

Литература 

1.   Беккет С. В ожидании Годо : пьесы : перевод с французского / Сэмюэль Беккет. — М.: Классика, 2010. — 284 с.

2.   Абсурдная драма. [Электронный ресурс] URL: <http://www.o-tt.ru/index/absurdnaya-drama/> (дата обращения: 03.12.12)

3.   Яснов М. Поверх реальности. / Ионеско Э.// Носорог: Пьесы / Пер. с фр. Л. Завьяловой, И. Кузнецовой, Е. Суриц. — СПб.: Азбука-классика, 2008. — 320 с.

4.   Токарев Д.В. «Воображение мертво воображайте»: «Французская проза Сэмюэля Беккета / Беккет С.// Никчемные тексты/ Пер. Е.В. Баевской.- СПб.: Наука, 2003.- 338 с.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>