Печетова Н. Ю., Михайлова М. А.

Роль имени собственного в создании образа персонажа

художественного произведения

(на примере романа Л. Улицкой «Искренне ваш Шурик»)

The role of the personal name in creating the image of the character
artistic works
(on the example of the novel of L. Ulitskaya «Sincerely yours, Shurik»)
 

Н. Ю. Печетова, М. А. Михайлова

N. Y. Pechetova, M. A. Mikhaylova

Показана роль имени собственного в создании образа персонажа художественного произведения. Проанализированы  речевая,  энциклопедическая и языковая информация имени главного героя романа Л. Улицкой «Искренне ваш Шурик». Определено, что ласкательно-уменьшительная форма имени Шурик полностью отражает характер героя, его жизненную позицию и отношение к нему окружающих.

The role of personal name in creating the image of the character artwork. Have been analyzed speech, encyclopedic and linguistic information name of the main hero of the novel of L. Ulitskaya «Sincerely yours, Shurik». Determined that names diminutive form of the name Shurik fully reflects the character of the hero, his stance and attitude of others.

Ключевые слова: поэтическая ономастика, имя собственное, образ персонажа, художественное произведение, функции имени собственного.

Keywords: poetry onomastics, a proper name, the image of the character, a work of art, the function of a name of its own.

Поэтическая ономастика, изучающая имена собственные не реальных людей, а персонажей художественных произведений, — отрасль науки, находящаяся на стыке лингвистики и литературоведения. Проблема изучения собственных имен в художественном тексте важна и актуальна. Она представляет большой интерес, поскольку имена собственные в художественном тексте связаны не только с художественным вымыслом писателя, но и с реалиями жизни, отраженной в тексте произведения.

Стилистика реально существующих  имен разработана хуже всего, хотя именно она служит базой, на основе которой строится стилистика имен в художественных произведениях. Широко используемые в литературе имена собственные различных типов выступают как неотъемлемый элемент художественной формы.

Стилистическая окраска имени – непременная составная часть его речевой информации. В отличие от энциклопедической информации, представляющей собой сведения о денотате имени собственного, речевая информация устанавливает связь имени с его носителем, социальное поле денотата и его имени и выявляет отношение говорящего к именуемому. Множество неречевых фактов, дополняющих речевую ситуацию, позволяют речевой информации имени быть предельно сжатой и в то же время достаточно емкой.

В 50-60-е гг. XX в. сформировалась особая отрасль знания — литературная ономастика, изучающая функционирование онимов в текстах художественной литературы.

    Когда писатель создает свое произведение, он непосредственно наблюдает жизнь во всех ее проявлениях, и в том числе специфику фамилий, имен и прозвищ у представителей отдельных классов. Для того чтобы его произведение было правдоподобным, автор должен каждому персонажу дать имя, соответствующее его общественному положению. А если оно кажется необычным, то автор должен его объяснить. И именно антропонимы, то есть имена, фамилии, прозвища и т.д., являются ядром ономастикона художественных произведений и составляют 50% от общего количества имяупотреблений.

Стилистическая окраска имени – непременная составная часть его речевой информации. В отличие от энциклопедической информации, представляющей собой сведения о денотате имени собственного, речевая информация устанавливает связь имени с его носителем, социальное поле денотата и его имени и выявляет отношение говорящего к именуемому.

В художественной литературе стилистически значимой оказывается и речевая, и энциклопедическая, и языковая информация имени.  Вплетаясь в единую художественную ткань, они вносят много дополнительных сведений, порой не доступных для понимания при первом чтении.

В то же время имя собственное, обобщающее какой-то признак и какую-то ситуацию, несомненно, заставляет читателя проецировать содержание и смысл произведения на ту ситуацию, с которой имя связано. Следовательно, одновременно устанавливается двусторонняя ассоциация: не только имени к произведению, но и от произведения к имени [1, 1978].

Отличительной чертой прозы Л. Улицкой является спокойная манера повествования, а главным достоинством ее творчества – авторское отношение к своим героям: Улицкая подкупает не просто интересом к человеческой личности, а состраданием к ней, что не часто встречается в современной литературе.

Герой Улицкой — человек, которого нельзя мерить профессиональными, социальными и даже национальными (а этого в её прозе тоже немало) «показателями». Для нее всегда важен человек в чистом виде, из плоти и крови и обязательно духа, но без прочей «шелухи»; и принципиальным является вопрос, захочет и сможет ли он не погрести себя под этой «шелухой».

Роман «Искренне ваш Шурик» и цикл рассказов «Сквозная линия» Л. Улицкой содержат в себе множество имен собственных и описательных словосочетаний.

В самом названии романа «Искренне ваш Шурик»  личное имя героя выступает как эмоционально-стилистическая функция, которая характеризирует своего героя. Роман про Шурика и бедных женщин. Сущность главного героя можно выразить следующим отрывком: «Бедные женщины. Ужасно бедные женщины.  И он сам [Шурик - авторы] заплакал».

Шурик Корн – интеллигентный мальчик, наделенный талантом уметь «жалеть». Внебрачный сын Александра СигизмундовичаЛевандовского, аккомпаниатора  и Верочки Корн, студийки Камерного театра. Младенца называют, как и отца,  Александром. Александр – от гр. «мужественный защитник, это имя соответствует, в основе своей, сангвиническому темпераменту, с уклоном к холерическому. Благородство, открытость настроения, легкость обращения с людьми, сердечность и доброта характерны для этого имени. Ум Александров четкий и трезвый, слегка иронический, быстр и многосторонен. Имя Александр хочет быть микрокосмосом и, когда получает достаточный питательный материал для оформления, то становится таковым: гений. Но «великость» в малых размерах, «великость» обыкновенных Александров дает карликовые деревца японских садов. В итоге Александр есть имя не самое глубокое, но самое гармоничное, самое внутри себя пропорциональное» [2].

Мать и бабушка  хотят вырастить настоящего, сильного мужчину. Но уменьшительно-ласкательное Шурик, впоследствии так и не обросшее отчеством, противоречит ожиданиям женщин. Мама и бабушка трепетно любят подрастающего Шурика. Любуются им, «рослым и ладным» (положительный компонент эмоциональной и оценочной составляющей коннотации). Может быть, одним из ключей для понимания образа Шурика является следующее: «Он был любимым внуком и любимым учеником Елизаветы Ивановны, но также жертвой её прямолинейной педагогики: с ранних лет он был приучен к мысли, что он, Шурик, очень хороший мальчик» [3, 2011: 88]. Даже не просто хороший, а очень хороший. Ведь именно это и обратилось трагедией для «искренне вашего Шурика».

Фамилию Шурик имеет Корн. “Corn” в переводе с немецкого значит «хлеб», в переводе с английского – «зерновая культура», «… т.е. простая и всем необходимая пища. Получился роман о боге плодородия, точнее, о «колобке», которого — после того как бабушка, на которой держался порядок в доме, умерла («я от бабушки ушел») — все хотят и все едят понемногу. Именно как «колобок» Шурик и катится…» [4] и получается, что благородная фамилия звучит иронически.

Шурик в своем стремлении быть  «хорошим мальчиком» с «хорошими поступками», из чувства жалости вступающий в отношения со всеми  женщинами в его жизни: сокурсницы, сослуживицы и просто знакомые –ксвоим тридцати годам так и остался именно хорошим мальчиком, способным на хорошие поступки Шуриком: бессловесным, мягкотелым, заботливым, чересчур ответственным. Для большинства он таким и оставался, оправдывая своё имя Шурик (для Веры, Матильды). Однако для некоторых даже и таким он был мужчиной мечты (Аля Тогусова, Светлана).

Точку в истории про Шурика ставит Лиля Ласкина, назвав главного персонажа «бедным Шуриком».

Таким образом,  имена собственные являются одними из главных языковых средств для характеристики героев, для создания их образов и в целом для описания русского национального характера.

Литература

  1. Суперанская А.В. Имя собственное и нарицательное. М., 1978.
  2. Современный именослов.  Минск, 2007.
  3. Улицкая Л. Искренне ваш Шурик. М., 2004.
  4. Чанцев А. В замке девичьих грез.URL // НЛО. 2004. №69.– http:// www. magazines.russ.ru/nlo/2004/69/chan22.html.

 

Печетова Наталья Юрьевна – кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка Северо-Восточного федерального университета им. М.К. Аммосова, г. Якутск.

Михайлова Марианна Александровна – студентка 6 курса  отделения русского языка и литературы с дополнительной специальностью теория и история художественной культуры филологического факультета Северо-Восточного федерального университета имени М.К. Аммосова, г. Якутск.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>