Алексеева А.Е.

 

СОПОСТАВЛЕНИЕ ЭМОТИВНЫХ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ

В ЯЗЫКАХ НАРОДОВ ЯКУТИИ

СOMPARING EMOTIVES PHRASE LOGICAL IN LANGUAGES

OF PEOPLES OF YAKUTIA

 

А. Е. Алексеева

A. E. Alekseeva

 

 

      В эмотивных фразеологических единицах ярче всего проявляются специфические черты того или иного языка. Именно при изучении фразеологизмов выявляется многообразие культурно-исторических процессов в развитии нации, отражается социокультурная жизнь этноса, его быт и обычаи.

Несмотря на различия в менталитете якутов и русских, а также тот факт, что русский и якутский языки совершенно различны, эмоционально-психологическое восприятие мира обоими народами во многом имеет схожие черты. Фразеологические эмотивные единицы микрополей радости и гнева, представленные в данной работе, подчеркивают схожесть мировосприятия якутским и русским народами. В этой связи можно отметить самобытность старожилов, проживающих на территории Якутии. Их фразеологические эмотивы значительно отличаются от эмотивов в русском и якутском языках.

    In emotives phrase logical of any language can be vividly and specifically expressed by a science of phrase logical. The methods of phrase logical research determine a diversity of cultural and historic processes in nation’s development and reflect social and cultural life of ethnos.

Despite the differences in mentality of Yakuts and Russians, and the fact that Russian and Yakut languages are different languages, emotional and psychological perception of life by Yakuts and Russians is significantly common. This is shown through emotives microfields of joy and anger presented in this work.

In this context, we can note that phrase logicals of indigenous people differ from Yakuts and Russians very much.

Ключевые слова: фразеологические единицы, микрополе, универсальное и дифференциальное в фразеологизмах, эмотивы в русском, якутском языках, языках коренных народов.

Key-words: phrase logical, microfield, common and differences in emotives phrase logical, emotives in Russian, Yakut and indigenous people languages.

На современном этапе развития лингвистики интенсивно проводятся сопоставительные исследования, особенно в области изучения фразеологизмов. Суть сопоставительного исследования фразеологических единиц заключается в выявлении и определении некоторых различий и схожих особенностей системе фразеологизмов в языках коренных народов российских регионов. Например, в Республике Саха (Якутия) коренными народами можно по праву считать русских старожилов.

Сопоставительное исследование фразеологизмов точнее всего выявляет специфические черты того или иного языка, а именно многообразие культурно-исторических процессов в развитии нации и особенности социокультурной жизни этноса, его быт и обычаи.

Фразеологическая картина мира каждого национального языка  отражает особенности мировосприятия и миропонимания народа, носителя языка, его историю и культуру, его образ жизни, ценностно-нормативные установки [Хайруллина, 1999: 74].

Также результаты изучения и анализа фразеологизмов могут служить не только материалом для познания самих языков, но также и сведениями о эмоционально-психическом, духовном и материальном уровнях русского, якутского народов, способны показать их своеобразный менталитет, мир чувств, представлений.

Актуальность исследования обусловлена тем, что человеческие эмоции, являясь общечеловеческими и находя выражение в эмотивных фразеологических единицах, различаются вербальной репрезентацией в разных языках. При этом эмотивные фразеологические единицы ярко выражены в различных микрополях. Фразеологические единицы таких полей как микрополе «радость» и «гнев», которые входят в основной словарный запас литературного языка, активно функционируют в разговорной речи русских старожилов. Они употребляются на страницах периодической печати и в художественных произведениях. Однако стилистическое разнообразие фразеологических единиц, речевые преобразования в текстах различных жанров затрудняют их восприятие и употребление в иностранной аудитории. Необходим анализ данного фрагмента русской языковой картины мира на фоне якутского языка для определения наиболее оптимальных способов организации и презентации лексического материала.

Для анализа и сопоставления фразеологизмов микрополей «радость» , «печаль» и «гнев» были использованы словари, в частности, «Фразеологизмы в старожильческих русских говорах на территории Якутии: материал для фразеологического словаря русских говоров» М.Ф. Дружининой, «Фразеологический словарь русского языка»  под редакцией А.И. Молоткова и «Якутско-русский фразеологический словарь» А.Г. Нелунова.

По характеру оценочного значения были выделены обороты с положительной оценочной семантикой. Следует отметить, что в русском и якутском языках значительно превалируют фразеологические единицы с отрицательной  оценкой.

Фразеологизмы, отражающие эти два эмоциональных состояния человека, классифицированы по семантическим полям во фразеосемантические подгруппы. В одну подгруппу включены эмоции, выражающие разную степень интенсивности одного чувства. В поле гнева вошли возмущение, негодование, раздражение, ярость. В семантическое поле радости  входят фразеологические единицы веселья, счастья, удовлетворения, смеха. Печаль объединяет уныние, горе и скуку.

Рассмотренные нами русские и якутские фразеологические единицы обладают обобщенно-образным мотивированным значением, возникшим на основе различных типов переносов (метафора, метонимия). Фразеологизмы, которые мы привели в этой работе, сведены к трем группам:

1)     окказиональные сочетания глагольных и именных эмотивов, обозначающие эмоциональные процессы с использованием выражений физиологических изменений человека, например, веселиться душой, сердце радуется и др. [Калимуллина, 2006: 289];

2)     сочетания эмотивов чувственного восприятия, в результате употребления которых происходит одушевление чувства или его опредмечивание, например, дышать злобой, водить любовь, и др.; [Калимуллина, 2006: 293]

3)     идиомы, в образной форме воссоздающие ситуацию переживания тех или иных эмоций, например, ангелы на душе поют, пить горькую чашу и др. [Калимуллина, 2006: 293].

Фразеологизмы со значением физиологической симптоматики радости соответствуют друг другу: сердце замирает, сердце заходится — сµрэ±э µірэр ‘сердце радуется’ [Нелунов, 2002, т. II: 154].

В русском и якутском языках в составе поля радость выделяется группа исходных фразеологических единиц со значением ‘испытывать / проявлять радость’ µір-кіт; кірyлyy кіт ‘свободно, беспечно наслаждаться жизнью, веселиться’ [Нелунов, 2002, т. I: 239]; ‘испытывать чувство радости по поводу удачи, успеха в чем-л.’ кыай-хот; олус µір.

Эмоция «радость» в якутском языке выражается фразеологизмами внутреннего переживания состояния, которые в семантическом отношении являются схожими или эквивалентными фразеологизмам в русском языке. Калька дууhата yірэр — душа радуется у кого-либо. Аанньала киирбит  ‘быть в хорошем расположении. Букв. ангел его вошел’ [Нелунов, 2002, т. I: 82] . Санаата кіммµт  ‘приходить в хорошее настроение’ [Нелунов, 2002, т.II: 97].

Кинетическое выражение радости можно наблюдать в следующих фразеологизмах русского языка: не слышать (не чуять, не чувствовать) ног (земли) под собой, как (словно, точно) на крыльях лететь (нестись), летать на крыльях ‘будучи в приподнятом, радостном настроении (идти, бежать и т. п.)’, прыгать (скакать) от радости, устар. кидать / кинуть шляпу на воздух, всплеснуть (устар., прост. сплеснуть) руками ‘хлопнуть в ладоши, выражая радость’, разг. потирать руки ‘выражать радость, удовлетворение чем-л., злорадство’. В якутском языке им соответствуют ата±ыІ сирэ билбэт буола µір ‘ног под собой не слышать от радости, не чуять под собой земли’ [Нелунов, 2002, т. I: 114], ата±а сири билбэт ‘не чуять ног под собой, не слышать землю под собой’[Нелунов, 2002, т. I: 113], уллуІа±а сири билбэт, хара±а халлааны билбэт буолбут ‘не чуять под собой земли, быть в восторженном настроении от чего-л. букв. Ступни его не чувствуют земли. Глаза его не видят неба’ [Нелунов, 2002, т. II: 254]; сототунан оонньуур ‘беззаботно веселиться. Буквальный перевод: голенью своей играет’ [Нелунов, 2002, т. II: 136].

Поведенческую реакцию в действии и мимике представлены в фразеологических единицах, связанных со смехом:  кататься со смеху, лопнуть со смеху, надорваться со смеха, надрывать животики со смеха, падать (валяться, кататься) со смеха, умирать со смеха,  гомерический хохот, рот до ушей, живот надорвать от смеха, смеяться до слез.  В старожильческих говорах Якутии: зубы  (по)мыть ‘шутить, смеяться, рассказывать небылицы’ [Дружинина, 2013: 119]. В якутском языке мичик аллай ‘смеяться дружелюбно’ [Нелунов, 2002, т. II: 2];  айа±а кулгаа±ар тиийдэ ‘широко улыбаться; рот до ушей. Букв. рот его дошел до ушей’ [Нелунов, 2002, т. I: 92]; быаргын тарбаа (тыытын) ‘смеяться долго, весело, до изнеможения’ [Нелунов, 2002, т. I: 149]; быарыІ быстыар диэри кµл ‘надорвать живот от смеха’ [Нелунов, 2002, т. I: 149]; кµлэн быара суох барда ‘кататься со смеху’ [Нелунов, 2002, т. I: 258]; кµлэн уІа сытар ‘смеяться до изнеможения’ [Нелунов, 2002, т. I: 259].

Сдержанность якутского народа в проявлении эмоций мы видим в фразеологизме  іттµккэр имнэн ‘проявлять незаметные для других признаки удовлетворения, радости. Буквальный перевод: подмигивать своему бедру’ [Нелунов, 2002, т. II: 80]. В русском языке  эквивалентом данного фразеологизма является улыбаться в бороду.

Таким образом, мы можем сказать, что «радость» в якутском языке соотносится с понятиями «душа», «мысль», «играть», «летать», что обусловлено особенностями отражения в якутском языке реакции на реалии действительности. Такая же реакция на явления действительности свойственна и носителям русского языка.

Чувства радости, счастья свойственны всем людям, независимо от того, как они их называют. Эти чувства общечеловеческие. Несмотря на то, что русский и якутский языки — это два разных языка, и менталитет русского и якутского народов во многих отношениях различен, существуют особенности, которые характерны и присущи обоим языкам. В большинстве из фразеологизмов образная основа и в русском, и якутском языках совпадает, что подтверждает общечеловеческий характер рассматриваемых эмоциональных состояний.

Литература

  1. Дружинина, М.Ф. Фразеологизмы в старожильческих русских говорах на территории Якутии: материал для фразеологического словаря русских говоров/ М.Ф. Дружинина; [науч. ред. Н.Г.Самсонов]. – Якутск: Издательский дом СВФУ, 2013. – 280 с.
  2. 2.        Калимуллина Л.А. Семантическое поле эмотивности в русском языке: диахронический аспект (с привлечением материала славянских языков): Монография. – Уфа: РИО БашГУ, 2006. – 344 с.
  3. Фразеологический словарь русского языка / сост. Войнова; под ред. и послеслов. А.И. Молоткова. –7 изд. испр. – М.: АСТ:  Астрель, 2006.
  4. Хайруллина Р.Х. Сопоставительная фразеология русского и башкирского языков. Теория и практика. – Уфа: БашГПИ, 1999. – 87 с.
  5. Якутско-русский фразеологический словарь. Нелунов А.Г. – Новосибирск: Изд-во СО РАН. Филиал «Гео», 2002. – Т. 2.

Алексеева Анастасия Егоровна – старший преподаватель кафедры русского языка Северо-Восточного федерального университета имени М.К. Аммосова, г. Якутск.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>