Павлова И.П., Иванова А.М.

 

БЫТОВАЯ ЛЕКСИКА В РУССКИХ ГОВОРАХ СЕВЕРА (НА СОПОСТАВИТЕЛЬНОМ МАТЕРИАЛЕ СТАРОЖИЛЬЧЕСКИХ ГОВОРОВ ЯКУТИИ И ГОВОРОВ АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ РОССИИ)

HOME IN RUSSIAN LANGUAGE DIALECTS OF THE NORTH (ON COMPARATIVE MATERIAL OLD- DIALECTS OF YAKUTIA AND DIALECTS OF THE ARKHANGELSK REGION RUSSIA)

 

И.П. Павлова, А.М. Иванова

I.P. Pavlova,  A.M. Ivanova

 

В данной работе рассматривается материал русских старожильческих говоров Якутии в сравнении с лексикой Русского Севера, отобранный из словарей Дружининой М.Ф., Подвысоцкого А.О. и Гецовой О.Г. Бытовая лексика, представленная в говорах, отражает особенности традиционной жизни и хозяйствования народов, проживающих в условиях Крайнего Севера. Составлена картотека из номинаций бытовой лексики, изучены парадигматические отношения в лексическом материале. Близость лексики в семантическом плане и наличие системных связей подтверждает версию заселения Сибири выходцами Русского Севера.

This paper deals with material Russian old dialects of Yakutia in comparison with the vocabulary of the Russian North, selected from the dictionaries Druzhininoj MF, SA Podvysotskogo and Getsov OG Household vocabulary presented in the dialects, reflects the traditional life and management of people living in the Far North. Card index compiled from nominations household vocabulary studied paradigmatic relations in the lexical material. The proximity of the vocabulary in semantic terms and availability of system links confirms the version of settling Siberia natives of the Russian North.

Ключевые слова: Язык, говоры, бытовая лексика, система, лексико-семантическая группа, номинация, семантика, парадигматические отношения, омонимы, синонимы.

Keywords: Language, says consumer vocabulary system, lexical-semantic group, nomination, semantics, paradigmatic relations; homonyms, synonyms.

Русские появились на северо-востоке Азиатского материка с самого начала включения  его в состав Российского государства (17 в) и почти за четыре столетия заселили всю эту территорию. Освоение Сибири привело к открытию реки Лены и всего богатого арктического края. В 1632 году был заложен Якутский острог, который впоследствии стал опорным пунктом для дальнейшего распространения русского влияния по пути движения на крайний северо-восток Восточной Сибири. К середине 17 века завершилось присоединение земель по берегам Ледовитого и Тихого океана [23, 1961].

В наше время их потомки довольно компактно заселяют Русскоустьинский наслег на Индигирке. Центром наслега является поселок Русское Устье [19, 2001: 73]. Русские на севере до революции подвергались сильному влиянию со стороны якутов или даже объякучивались [18, 1997: 171]. Большое пристрастие к старине и традициям дедов, оторванности от «большого мира», обособленная жизнь каждого среди узкого и ограниченного круга людей вынудили «досельных» русских в устье Индигирки сохранить старорусский язык и культуру своих предков [18, 1997: 4]. Нижнеколымские русские старожилы также сохранили самобытность и язык, но в отличие от инидгирцев они находились в окружении сравнительно многочисленного русского населения [21, 1993]. Удивительно, что окруженные иноязычной средой, заброшенные в такой далекий край, старожилы сумели сохранить свой язык и культуру.  Однако тесное общение с аборигенами не могло не сказаться на них, все равно они должны были каким-то образом приспособиться к новой жизни и окружающей среде. Русские учились у аборигенов приемам охоты, обработки пушнины, получали много необходимой информации о животных и о растительном мире. В результате здесь веками вырабатывалась культура, буквально «притертая» к местным условиям [19, 2001: 74]. Но с другой стороны, русские, сохранив самобытность и язык, передавали свой язык и культуру окружающим их коренным жителям. Следовательно, в речи русских старожилов можно отметить довольно заметное влияние языка коренных малочисленных народов, прежде всего в лексике, имеется также ряд черт, не свойственный русскому языку в области фонетики и грамматики [22, 2007: 176]. С уверенностью можно сказать, что на Крайнем Севере Республики Саха (Якутия) сложился русский говор, отличающийся от других русских говоров как Европейской России, так и Сибири в целом. [18, 1997: 4].

Язык русских старожилов на территории Якутии и по р. Лене можно подразделить на следующие группы: верхнеленские, колымские и индигирские. Основу всех этих говоров составляют северновеликорусские черты в лексике, произношении и грамматике. Объясняется это тем, что предки современного коренного русского населения Ленского края были преимущественно выходцами из северных русских областей. Сибирь заселялась почти одними севернорусами в конце 16 века, весь 17 век и в начале 18 века. Поэтому в речи русских северо-востока Азии оказывается много слов, присущих северновеликорусам. Итак, своеобразие условий формирования говоров в какой-то степени породило и своеобразие самих говоров. Например, окающая речь русскоустьинцев, явное преобладание в их произношении шипящих над свистящими и некоторые другие особенности языка представителями нижнеколымского говора воспринимаются как «не совсем нашинские» [18, 1997: 5].

Объектом нашего исследования является изучение семантики бытовой лексики, зафиксированной в различных словарях русских говоров севера России, а также выявление наличия системных отношений в лексике северных диалектов русского языка.

Мы проанализировали бытовую лексику из таких словарей:

  • Архангельский областной словарь. Вып. 1-15. Под ред. О.Г.Гецовой. М., Изд-во МГУ, 1980 – 2012.
  • Дружинина М.Ф. Словарь русских старожильческих говоров на территории Якутии: Учебное пособие. Якутск: Изд-во Якутского ун-та, 1997 – 2007.
  • Подвысоцкий А.О. Словарь областного архангельского наречия в его бытовом и энтографическом применении.СПб, Типография императорской Академии наук, 1885.

К лексико-семантической группе бытовой лексики мы относим названия  предметов домашнего обихода, номинации орудий труда и средств передвижения.

Сорокин Ю.С. в своей работе «Развитие словарного состава русского литературного языка 30-90-е годы ХIХ века» пишет «о словарном составе языка как об определенной системе, отдельные звенья и стороны которой закономерно связаны между собою и постоянно взаимодействуют» [24, 2002: 145]. Признание системности лексики до последнего времени встречало ряд возражений. Показательно, что исследователи конкретного лексического материала, изучавшие судьбу отдельных слов или различных групп слов, всегда, так или иначе, приходили к выводу о существовании в лексике определенных видов взаимодействия, притяжения и отталкивания между составляющими ее единицами, т. е. к пониманию известной системности лексики [25, 1997: 183]. Наличие системных отношений характеризуется выявлением синтагматических и парадигматических отношений.  Под парадигматическими отношениями (отношения по вертикали) понимаются смысловые или формальные отношения между словами:

А) лексико-семантические группы (поле, парадигма);

Б) парадигма значений многозначного слова;

В) синонимическая парадигма;

Г) антонимическая парадигма. Антоним – крайний член семантической оси.

Д) омонимическая парадигма [25, 1997: 186].

Синтагматические отношения (по горизонтали) Отношения сочетаемости, реализующиеся в процессе речи. Возникают на основе закономерности сочетаемости слов друг с другом. Валентность – способность слова присоединять слова:

1. Синтаксическая;

2. Лексическая [25, 1997: 188].

В собранном нами лексическом материале, прежде всего, отчетливо выявляются парадигматические отношения. Материал говоров хорошо распределяется по лексико-семантическим группам.

Рисунок 1. Лексико-семантические группы

Выписав все слова, относящиеся к бытовой лексике, мы сравнили русские старожильческие говоры на территории Якутии и архангельское наречие. Безусловно, отличия есть, так как влияние иноязычной окружающей среды не могло не сказаться на речи русских жителей Якутии.

Отчетливо выражены два отличия:

Фонетические

Лексические

ü      Лексические

Номинации предметов домашнего обихода:

Интерьер дома внутреннего:

  • Очеп «длинная палка, на которую подвешивают детскую колыбель» [16, 2007: 128]. Очеп «род силки для ловли птиц» [20, 1885: 115].
  • Захаб «вырубленное в бревне гнездо для разных мелких вещей» [15, 2002: 92].  Захаба «снаряд для ловли песцов: доска с дырой, в которую зверек может пролезть» [20, 1885: 54].

Интерьер дома внешнего:

  • Хайло «выходное отверстие печи» [17, 2007: 112]. Хайло «рот, глотка» [20, 1885: 182].

Посуда:

  • Брусок «короб, ящичек для мелких столовых принадлежностей» [14, 1997: 83]. Брусок «целое бревно или бревно, распиленное вдоль» [2, 1982: 138].
  • Скала «скалка» [16, 2007: 41].  Скала «береста, верхняя кора березы» [20,1885: 158].
  • Набирка «небольшой короб, кузовок из бересты для ягод и грибов» [16, 2007: 85].  Набирка «деревянное орудие для сбора лесных ягод» [20, 1885: 95].
  • Биток «небольшой берестяной сосуд, туес разной форсы для ягод и грибов» [14, 1997: 65].  Биток «приспособление для трепания шерсти» [2, 1982: 25].
  • Ботик «берестяное лукошко, навешиваемое на шею лошади для кормления» [14, 1997: 76].  Ботик «семенная голова и стрелка лука» [2, 1982: 93].
  • Сельница «деревянное корыто для разделывания рыбы» [17, 2007: 35]. Сельница «большая продолговатая чашка, которой сеют муку» [20, 1885: 156].
  • Веничек «маленький веник» [14, 1997: 102]. Веничек «венок из цветов» [3,1983: 101].

Номинации орудий труда:

Предметы охоты:

  • Верхонка «часть стрелы лука, соединяющая наконечник с опереньем» [14, 1997: 105]. Верхонка «рабочая рукавица» [3, 1983: 139].
  • Поплавня  «поплавок», [16, 2007: 194], Поплавень «поплавок» [20, 1885: 132], Балаболка «наплавная палка, поддерживающая на воде верхнюю тетиву сети, выполняет роль поплавка» [14, 1997: 41], Балаболка  «Плавающее на реке широколистное растение» [20, 1885: 4].
  • Гнеток «падающая часть ловушка» [15, 2002: 11]. Гнеток «груз, тяжелый предмет» [8, 1995: 154].
  • Сельдёвка «сеть для промыслей сельдей [17, 2007: 37], « небольшая рыба, водящаяся в Северном океане» [20, 1885: 134].

Инструменты для домашнего труда внутри дома и вне дома:

  • Стожар “жердь, шест, служащий сердцевиной стога» [17, 2007: 60]. Стожар «стог сена мерою около сажени, уложенный между двумя шестами» [20, 1885:  164].
  • Удочка «прут, палка для частокола» [17, 2007: 100]. Удочка «приспособление для ловли рыбы» [20, 1885: 178].
  • Барец «приспособление в виде короткого бревна с ручками для уплотнения различных веществ» [14, 1997: 47].  Барец «большой деревянный молот» [1, 1980: 113].
  • Барц «приспособление для сбивания кедровых шишек» [14, 1997: 47]. Барц «кувалда» [1, 1980: 115].
  • Било «короткая часть цепа, которой бьют по скопам при молотьбе хлеба» [14, 1997: 63]. Било «станок для загибания полозьев» [2, 1982: 22].
  • Битник «деревянный гвоздь», который вбивают в стену или в бревно [14, 1997: 64]. Битник «человек, забивающий скот» [2, 1982: 25].

Инструменты для выделки и обработки шкур и кожи:

  • Правилка «деревянное приспособление для растягивания и просушки гкурки пушного зверя» [16, с. 210]. Правилка «оселок, брусок для точения ножа» [20, с. 136].

Номинации средств передвижения:

  • Вертлюг «зажим, которым прикрепляются поводы к удилам собачьей упряжки» [14, 1997: 103]. Вертлюг «щеколда двери или калитки в виде деревянной вертушки», «часть конской упряжки» [3, 1983: 124]. 
  • Вардина «тонкий шест, который прикрепляется к верхним концам копыльям нарты» [14, 1997: 97].  Вардинка «одна пластинка еловой или сосновой дранки» [3, 1983: 45]. 

ü      Фонетические

Прежде всего, следует сказать, что оканье, особенно характерно для русских старожилов Индигирки: нога, вода, топор, моя, своей.

У индигирцев вместо шипящих согласных произносятся обычно свистящие: сило (шило), избуска, игруска, дальсе.

Для верхнеленского говора характерны аканье и яканье, не свойственные северновеликорусскому наречию : нага, вада, вядро, вясна. [22, 2007: 177, 183].

Номинации предметов домашнего обихода:

  • Галик «голик, веник из прутьев с опавшими листьями» [15, 2002: 4]. Голик «веник из прутьев без листьев» [8, 1995: 226].

Номинации орудий труда:

  • Байстрик «шест стяг для скрепления укладки сена на возу» (Ленский улус). Н: Байстрик – это, понимаешь, вроде жерди короткой , им сено на возу затягивают. [14, 1997: 40]. Байстриг «жердь для скрепления укладки воза, сена, соломы, снопов» [1, 1980: 96].

Номинации средств передвижения:

  • Баран «горизонтально расположенная деревянная дуга в передней части нарты, к которой пристегивается потяг собачьей или оленьей упряжки» [14, 1997: 45]. Боран «часть деревянной бороны – кольца» [2, 1982: 74]. Аргис, аргыс «санный поезд, запряженный оленями» [12, 2010: 31]. Аргыш, арюш  «обоз из нескольких десятков и более саней, запряженных оленями и привязанных один за другим» [20, 1885: 2].

Необходимо отметить наличие омонимических отношений: в ЛСГ

«Номинации предметов домашнего обихода» -

  • Интерьер дома внутреннего: забор «деревянная кровать» [15, 2002: 77], забор «устраиваемая для ловли семги перегородка поперек реки» [1, 1980: 48].
  • Казёнка «кладовка для хранения предметов быта» [16, 2007: 4], казёнка «хозяйская каюта на судне» [20, 1885:  61], Очеп«длинная палка, на которую подвешивают детскую колыбель» [16, 2007: 128]. Очеп«род силки для ловли птиц» [20, 1885:  115].
  • Посуда: Брусок «короб, ящичек для мелких столовых принадлежностей» [14, 1997: 83]. Брусок «целое бревно или бревно, распиленное вдоль» [2, 1982: 138].
  •  Биток «небольшой берестяной сосуд, туес разной форсы для ягод и грибов» [14, 1997: 65].  Биток «приспособление для трепания шерсти» [2, 1982: 25].
  • Ботик «берестяное лукошко, навешиваемое на шею лошади для кормления» [14, 1997: 76].  Ботик «семенная голова и стрелка лука» [2, 1982: 93].
  • Сельница «деревянное корыто для разделывания рыбы» [17, 2007: 35], «большая продолговатая чашка, которой сеют муку» [20, 1885: 156],

В этой же группе выявляем синонимические отношения:

  • Ситево, ситиво «решето» [17, 2007: 41]. Решетня, решётча «ситево, сито» [20, 1885:  130].
  • Дервашка «курительная трубка» [15, 2002: 42], ганза «курительная трубка» [20, 1885:  50].

Таким образом, анализ собранного материала позволяет сделать вывод о богатстве семантических значений диалектных слов, бытовая лексика в смысловом отношении представляет широкие возможности обращения к внеязыковой действительности, чем больше мы знаем о самом предмете, то есть о реалии, тем полнее и точнее сможем описать семантическое наполнение слова. Номинации материальной культуры занимают особое место в языковой картине мира, они непосредственно связаны с бытием, их динамическое развитие и функционирование зависят от социальных изменений. Лексический материал способствует частичному восстановлению фрагментов картины мира русских старожилов севера.

Выявление парадигматических отношений в нашем лексическом материале  свидетельствует о наличии системных отношений. Значит, смысловая структура каждого слова существует не изолированно, а в системе т.е. в соотношении с другими словами.

Близость лексики старожильческих говоров Якутии и говоров Архангельской области в семантическом плане, а также  наличие системных связей подтверждает версию заселения Сибири выходцами Русского Севера.

 

Литература

  1. Гецова О.Г. Архангельский областной словарь. Вып. 1. А-Бережок / Под ред. О.Г.Гецовой. — М.: Изд-во МГУ, 1980. -1 ил.168 с.
  2. Гецова О.Г. Архангельский областной словарь. Вып. 2.Береза –Бяще / Под ред. О.Г.Гецовой. — М.: Изд-во МГУ, 1982. — 216 с.
  3. Гецова О.Г. Архангельский областной словарь. Вып. 3.В-Вёсновой / Под ред. О.Г.Гецовой. — М.: Изд-во МГУ, 1983. — 160 с.
  4. Гецова О.Г. Архангельский областной словарь. Вып. 4. Весноделить– Водиться / Под ред. О.Г.Гецовой. — М.: Изд-во МГУ, 1985. — 160 с.
  5. Гецова О.Г. Архангельский областной словарь. Вып. 5. Водиха–Впрохладку /Под ред. О.Г.Гецовой. — М.: Изд-во МГУ, 1987. — 160 с.
  6. Гецова О.Г. Архангельский областной словарь. Вып. 6-7 /  Под ред. О.Г.Гецовой. — М.: Изд-во МГУ, 1990. — 298 с.
  7. Гецова О.Г. Архангельский областной словарь. Вып. 8. Выма– Вязать / Под ред. О.Г.Гецовой. — М.: Изд-во МГУ, 1993. — 432 с.
  8. Гецова О.Г. Архангельский областной словарь. Вып. 9. Вязаться – Готовой /Под ред. О.Г.Гецовой. — М.: Изд-во МГУ, 1995. — 400 с.
  9. Гецова О.Г. Архангельский областной словарь. Вып. 10. Готовыш – Дело / Под ред. О.Г.Гецовой. — М.: Наука, 1999. — 479 с.
  10. 10.  Гецова О.Г. Архангельский областной словарь. Вып. 11. Деловатой – Дороботаться / Под ред. О.Г.Гецовой. — М.: Наука, 2001. — 479 с.
  11. 11.  Гецова О.Г. Архангельский областной словарь. Вып. 12. Доровяной  – Дятловка / Под ред. О.Г.Гецовой. — М.: Наука, 2004. — 479 с.
  12. 12.  Гецова О.Г. Архангельский областной словарь. Вып. 13. Е – Жибучей / Под ред. О.Г.Гецовой. — М.: Наука, 2010. — 358 с.
  13. 13.  Гецова О.Г. Архангельский областной словарь. Вып. 14. Жив – Жуянов / Под ред. О.Г.Гецовой. — М.: Наука, 2012. — 351 с.

14. Дружинина М.Ф. Словарь русских старожильческих говоров на территории Якутии: Учебное пособие. — Якутск: Изд-во Якутского ун-та, 1997. Т.1: А-В. — 137 с.

15. Дружинина М.Ф. Словарь русских старожильческих говоров на территории Якутии: Учебное пособие. — Якутск: Изд-во Якутского ун-та, 2002. Т.2: Г-И. — 245 с.

16. Дружинина М.Ф. Словарь русских старожильческих говоров на территории Якутии: Учебное пособие. — Якутск: Изд-во Якутского ун-та, 2007. Т.3: К-П. — 118 с.

17. Дружинина М.Ф. Словарь русских старожильческих говоров на территории Якутии: Учебное пособие. — Якутск: Изд-во Якутского ун-та, 2007. Т.4: Р-Я. — 190 с.

  1. 18.  Дружинина М.Ф. Краткие сведения из истории заселения русских старожилов на территории Якутии / Дружинина М.Ф. // Словарь русских старожильческих говоров на территории Якутии: Учебное пособие. — Якутск: Изд-во Якутского ун-та, 1997. Т.1. –137 с.
  2. 19.  Жондорова Г.Е. Этнографическая лексика промысловой одежды русских старожилов Якутии. /Филологические науки. Вопросы теории и практики// Тамбов: Грамота, 2011. № 4 (11). C. 73-75. ISSN 1997-2911.
  3. 20.  Подвысоцкий А.О. Словарь областного архангельского наречия в его бытовом и этнографическом применении. – СПб: Типография императорской Академии наук, 1885.
  4. 21.  Самсонов Н.Г. Два языка – два родника. Якутск, 1993.
  5. 22.  Самсонов Н.Г., Самсонова Л. Н. Русские говоры в Ленском крае / Дружинина М.Ф. // Словарь русских старожильческих говоров на территории Якутии: Учебное пособие. — Якутск: Изд-во Якутского ун-та, 2007. Т.4. – 171 — 183 с.

23. Сафронов. Ф.Г. Русские крестьяне в Якутии / XVII – начало ХХ в. Якутск, 1961.

24. Сорокин Ю.С. Развитие словарного состава русского литературного языка 30-90-е годы ХIХ века. / Ивашко Л.А. // Современный русский язык: Лексикология. Фразеология. Лексикография: Хрестоматия и учебные задания: Хрестоматия и учебные задания. – СПб.: Филологический факультет СПбГУ, 2002. – 496 с.

25. Шмелев Д.Н. Современный русский язык. – М.: Просвещение, 1997. – 335 с.

 

Павлова Ирина Петровна – кандидат филологических наук, доцент кафедры общего языкознания и риторики Северо-Восточного федерального университета имени М.К. Аммосова, г. Якутск.

Иванова Анна Моисеевна — студентка 2 курса отделения русского языка и литературы филологического факультета Северо-Восточного федерального университета имени М.К. Аммосова, г. Якутск.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>