Осина А.В., Эверстова Л.С.

ЛЕКСИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ СЕМЕЙНОГО ОБЩЕНИЯ

LЕХICAL FEATURES OF FAMILY COMMUNICAION

А. В. Осина, Л.С. Эверстова

A. V. Osina, L.S. Everstova

 

В статье рассматриваются различные подходы к определению понятия семейного общения, определяются его специфические черты в сравнении с регулярным, но непринудительным общением. Особое внимание уделяется рассмотрению особенностей лексики семейного общения. Представлен стилистический анализ лексем собранного лингвистического материала. Сделан вывод о наличии особого семейного жаргона, включающего социально-прецедентные феномены, а также особых антропонимов для именования членов семьи.

The article deals with different approaches to the definition of family interaction, determined by its specific features compared to regular but non-coercive intercourse. Particular attention is paid to the peculiarities of the vocabulary of family communication. Presented by stylistic analysis of tokens collected linguistic material. The conclusion of a special family jargon, including socio-Case phenomena, as well as special anthroponyms to name family members.

Ключевые слова и фразы: семейное общение, русский жаргон, прецедентные тексты, антропонимы.

Key words: family communication, Russian jargon precedent texts, anthroponomy.

Язык как социальное явление выполняет различные функции, связанные с той или иной сферой человеческой деятельности. Одной из главных функций языка является общение.

Наша жизнь с первых дней существования связана с неофициальным общением, и этот тип коммуникации абсолютно необходим для человека всю его жизнь. Изучение общения в семье как в малой социальной группе представляет несомненный интерес, поскольку именно в семье происходит первичное формирование личности, начинается процесс языковой социализации, закладываются культурные и поведенческие стереотипы. «Семья – место непринужденного общения, где человек имеет большую свободу для проявления своей индивидуальности, в том числе и в языковом отношении, чем в других социальных группах, членом которых он является в течение своей жизни». Поэтому изучение особенностей семейного общения как разновидности неофициального общения является одной из задач изучения функционирования русского языка. В этом заключается актуальность выбранной нами темы. Актуальность данной работы мы видим еще и в том, что живое семейное общение, в отличие от литературного, начали изучать сравнительно недавно.

Необходимо дополнить, что в данном исследовании семья рассматривается в узком и вшироком смыслах: в узком смысле – как простая, или нуклеарная (от лат. nucleus – ядро),супружеская семья, состоящая только из родителей и их детей, проживающих вместе, – семьякак таковая в ее строгой форме; и в широком смысле – как сложная, или составная, семья,включающая две и более супружеские пары, связанные брачными и родственнымиотношениями.

В современной лингвистической литературе понятие семейное общение не приобрело статус термина и не имеет своего определения. У разных лингвистов оно именуется по-разному: семейно – бытовое общение, внутрисемейный язык [1,1982]; домашний язык, домашняя фразеология, семейный диалект, словообразование по семейным моделям [2,1989], семейный диалог, семейные номинации, домашняя речь [3, 1989]; открытая семейная беседа [4,1996; 5, 1999]; семейный язык, семейное общение, семейный «словарь» [6, 2003]; закрытая семейная беседа, семейная речь [5, 2012] и т.д.

Различают две разновидности обыденного общения: семейное общение (СО) и общение родственников (ОР). Семейное общение – это общение родственников, проживающих совместно и соответственно имеющих более тесные речевые контакты. Общение родственников (ОР) – общение родственников, не проживающих совместно и соответственно имеющих менее тесные речевые контакты. Коммуникативная роль говорящих и слушающих, манера их речевого поведения зависят от того, что выходит на первый план в сообщении – информация или контакт, в каких сферах общения одно подчиняется другому или одно берет верх над другим.

Семейное общение социологи называют вынужденным, принудительным (в семье человек связан узами брака со всеми вытекающими отсюда последствиями, в том числе и материальными) и регулярным. ОР – свободное, или, по И.А. Стернину, инициативное [7, 2001: 19]: человек сам отдает предпочтение общению с теми или иными родственниками, сам определяет формы этого общения.

По мнению Байкуловой, не всегда совпадают цели СО и ОР.  Главной целью семейного общения, считает Байкулова, является ведение совместного хозяйства, воспитание детей, психологическая поддержка, тогда как в общении родственников сильна установка на сохранение и развитие родственных связей, родственных отношений (информирование о состоянии дел, помощь в разных жизненных ситуациях, совместное проведение праздников и т.п.).

В лексиконе каждой семьи проявляются социально-психологические характеристики членов семьи, их личностные качества, особенности языковой личности. В лексиконе разных семей есть общее и специфическое. Специфика связана с традициями семьи, её составом и структурой, социально-психологическими и поло-возрастными особенностями членов семьи, особенностями их языковых личностей.

Нами было проанализировано общение в трех семьях, родители в каждой из них имеют высшее образование. Русский язык для них является родным или основным языком общения. Поскольку общение происходит в близкородственной среде и является неофициальным в нем проявляются все черты, свойственные разговорной речи.

М: Мысли материальны // Такой участок хочешь?

О: А чё? Не отказался бы / Всем места хватило бы //

М: Это же круглосуточный труд // Нет тебе кашемировых пальто и шляпок / да здравствуют китайские перчатки тачка лопата и лейка //

С: Нее / только не лейка // Лучше мотик //

С: Ма / я фотки те скинул // Ну те / Посмотришь?

М: Окей / если успею //

Если СО обусловлено семейным «хронотопом» и осуществляется обычно в пространстве собственного дома, то ОР часто обусловлено той или иной необходимостью, и возможна договоренность родственников о времени и месте встречи. Пример из разговора родственников: фрагмент беседы мужа (О), жены (М) и шурина (Ш).

М: Круто быть домохозяйкой //

Ш: Дома конечно кайф / нынче на лето какие планы?

О: Кушать доширак //

М: Выпечке на каждый день конец / кушай доширак //

Ш: Может организуем большую мега сходку? На Би-2 кто идет?

О: На Ибице / по приглашению //

Ш: Доллар не позволяет шиковать вне Раша //

М: Я бы пошла, но доширак полезней //

О: Ибица это есть «Малютка» //

М: За цену билета я могу две недели шестерых парней кормить //

Ш: О чем ты?

О: О «Малютке» //

Ш: Какой? Каша? Молоко?

О: Пролив такой есть у нас на селике //

            Как видно из последнего примера «широкая опора на апперцепционную базу говорящих позволяет в разговорном диалоге устанавливать смысловые отношения между репликами диалога на чисто семантической основе, не прибегая к их формализации грамматически или какими-то другими явно выраженными средствами» [8, 2001:133].

            Функционально-стилистическая принадлежность семейного общения определяет и особенности его лексики. Большинство слов, используемых в СО, являются стилистически нейтральными. Стилистически же окрашенная лексика встречается нечасто и имеет в большинстве случаев общепринятой: чё – что, мотик – небольшой мотоцикл, окей, ма.Есть включения из общего жаргона [9, 1999: 4]:кайф – удовольствие, сходка (здесь) – семейный сбор.

Однако в этой группе стилистически окрашенных слов можно выделить те, которые характерны именно для общения в данной семье –семейный жаргон (разговор матери –М, сына школьного возраста – С и дочери четырех лет –Д):

Д: гагаки (ягодки) //

О: Кончились гагаки // Ма / в ням-няме (так дочь называет холодильник) нет же //

С: Малка (так младший сын называл мать) / привет //

М: Гречка (от Игоречка) / ты где //

О: Гречки нет // Он с Апохой на улице //

Анализируемые лексемы служат для обозначения конкретных понятий и имеют синоним в литературном языке, чаще всего эти слова взяты из детской речи, но продолжают использоваться в семейном общении и после того, как ребенок вырос и перестал употреблять их в своей речи:нажмала – искаженное от нажать в форме прошедшего времени женского рода, дрындрарий – искаженное от дендрарий, каклета – искаженное от котлета, мегленный – искаженное от медленный, здесть – искаженное от здесь, угурцы– искаженное от огурцы, тизин-кисло – искаженное от наименованиялекарства тизин ксило био, гагын – заяц.

Среди собранного материала встретились лексемы (единичные случаи), когда слово свойственное внутрисемейному общению перешло в общение двух подруг, работающих в одном месте. Так, глагол из детской речи ищала – искаженное от искать в форме прошедшего времени женского рода – используется для наименования безуспешных поисков пропавшей вещи, бумаги или документа. При этом потерянная вещь быстро находится другим человеком (С1 и С2 коллеги-подруги):

-С1: Наташ/ ты не видела мои тесты по лексике?

С2: Ой/ да положила куда-то сама/ ищи/ (пауза, ищет сама) Вот же она/ ты как Таня моя: ищала-ищала и не нашла!

Дочь С1, когда была маленькой по просьбе матери искала вещи, лежащую на видно месте, и не найдя сказала: «Я ищала-ищала…» После этого случая С1 и С2 нередко в неофициальном или полуофициальном (как деловое общение на работе без третьих лиц) общении употребляют данную лексему. Однако такое незначительное расширение среды использования семейных жаргонизмов единично, поскольку чаще всего тем или иных словом стоит социально-прецедентный феномен, известный только конкретной семье.

Прецедентный феномен – «феномены, значимые для той или иной личности в познавательном и эмоциональном отношениях, имеющие сверхличностный характер, т.е. хорошо известные и окружению данной личности, включая и предшественников, и современников, и, наконец, такие, обращение к которым возобновляется неоднократно в дискурсе данной языковой личности» [10, 2011].«Неканонизированные прецедентные феномены употребляются носителями русского языка, как правило, в устной речи, в ситуациях бытового неофициального общения. Источниками неканонизированных прецедентных феноменов являются либо широко известные произведения искусства или литературы, не причисляемые традиционно к разряду классических, либо любые другие объекты культуры (анекдоты, пародии, рекламные тексты, выступления юмористов и сатириков, популярные теле- и радиопередачи и т.д.). Как правило, знание такого объекта культуры является приобретенным случайно, не целенаправленно, и его популярность  кратковременна (5-8 лет) [11, 2001: 234]. Хотелось бы добавить в качестве источника прецедентных феноменов и само семейное общение. Так, в общении анализируемых нами семей встретились словосочетания, близкие к фразеологическим выражениям: загончик для теленка, африканская тарелка, пуканый совет.Каждое из них было создано дочерью в дошкольном возрасте (в настоящее время она учится в средних классах) и имеет свою историю. Пуканый совет – совет ветеранов, в составе которого есть бабушка девочки; ей очень не нравилось, когда бабушка ходила на заседания этого совета, и в качестве эмоционально-экспрессивного синонима официальному наименованию совета ею была создана данная номинация, в состав которой входит прилагательное от разговорного глагола пукать (С.И.Ожегов, Н.Ю.Шведова. Толковый словарь русского языка. (разг.). Издавать звук выходящих из кишечника газов); африканская тарелка – тарелка с нарезанные фруктами, загончик для теленка – огороженный участок на даче, где растет смородина: девочка наблюдала на строительством ограждения (штакетника) и после этого дала указанное название данному участку, которое используется в семье до сих пор.

По-особенному в семейном общении могут и имена собственные членов семьи. Чаще всего в близкородственном общении используются неполные имена (Танюша, Маша, Наташа, Нюрик, Ваня, Валерик, Коля и другие) или для именования человека используются термины родства (мама, папа, баба, деда, бабушка), но также могут применяться нарочито измененные или искаженные детской речью имена. Так, в собранном материале встретились такие антропонимы, какТяня – сложносокращеное от тетя Аня; ДжоникЕвгений (домашнее имя сына); Гречка – от Игоречек,Галюня, Гэпэ – от Галина Петровна, так взрослая дочь зовет свою мать, Апоха – от Афанасий. Кроме того, бывают «секретные имена», которые выражают особые отношения между членами семьи: Жопчик, Лапуша, Султанша, Жужа (имена девочки), Ежик, Слоненок, Круня, Тугунок, Солнышкин. Чаще всего такие имена имеют дети. Однако если эти антропонимы выходят из сферы близкородственного общения, их использование в другой сфере может вызвать у носителя имени недовольство.

            Таким образом, для лексики семейного общения характерны те лексические признаки, которые есть у разговорной речи в целом, однако в семейном общении могут использоваться и лексические единицы, характерные только для речи данной семьи. Это и отдельные лексемы, словно относимые к семейному жаргону, и социально-прецедентные феномены, и особые виды личных антропонимов.

 

Литература:

  1. Чайковский Р.Р. Язык в семье как разновидность социолекта.// Вариативность как свойство языковой системы. Тез.докл. М., 1982. Ч. 2
  2. Кукушкина Е.Ю. Домашний язык в семье // Язык и личность. М., 1989
  3. Капанадзе Л.А. Семейный диалог и семейные номинации // Язык и личность. М., 1989.
  4. Рытникова  Я.Т.  Семейная  беседа  как  жанр  повседневного  общения  // Жанры речи. Сборник статей. Саратов: Изд-во Гос  УНУ  «Колледж»,  1997.
  5. Байкулова А.Н. Неофициальное общение и его разновидности: критерии выделения и реальное функционирование. Саратов: Наука, 2012.
  6. Язык малой социальной группы (на примере семьи) Глава 5, части II // Социальная и функциональная дифференциация современного русского языка (отв. ред. д.ф.н. Л.П. Крысин), М., «Языки славянской культуры», 2003, с. 277-340.
  7. Стернин И.А. Введение в речевое воздействие. – Воронеж: ИПЦМОУВЭПИ, 2001. – С. 78-88.
  8. Ширяев Е.Н. Семантико-синтаксическая структура русского разговорного диалога. – Русский язык в научном освещении, М., 2001. – С. 132-147.
  9. Слова, с которыми мы встречались: Словарь общего жаргона / под ред. Р.И. Розиной, О.П. Ермаковой, Е.А. Земской. — М., 1999. С. 4.

10. Белоусова Е. Прецедентные феномены: определение понятия. -http://ru.idebate.org/news-articles, 2011.

11. Красных В.В. Основы психолингвистики и основы коммуникации. – М.: ИТДГК Гнозис, 2001. – 270 с.

 

Осина Анна Валентиновна – кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка филологического факультета Северо-Восточного федерального университета имени М.К. Аммосова.

Эверстова Любовь Семеновна – студент четвертого курса русского отделения филологического факультета Северо-Восточного федерального университета имени М.К. Аммосова.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>