Гермогенова И.Н., Березкина С.В.

Функционирование заимствований из якутского языка в русской речи 

The functioning of borrowing from the Yakut language in the Russian language

 

И. Н. Гермогенова, С. В. Березкина

I. N. Germogenova, S. V. Berozkina

 

В статье описаны некоторые языковые процессы, происходящие в региональном русском языке при заимствовании слов из якутского. Это в первую очередь фонетическая и грамматическая ассимиляция: слова приобретают русское звучание, грамматический род и склонение. Как правило, якутские основы являются производными, очень часто данные основы употребляются в составе сложных слов. Заимствованные слова делятся на полностью и частично ассимилированные. Несклоняемые слова, имеющие эквиваленты в русском языке воспринимаются носителями как варваризмы. В статье говорится о необходимости составления русского регионального словаря, при помощи которого можно было бы упорядочить употребление заимствованных слов: их орфографию, произношение, формоизменение.

The article describes some of the linguistic processes in regional Russian of word borrowing from Yakut. This is primarily phonetic and grammatical assimilation: the words have Russian sounding, grammatical gender and declension. Usually, Yakut bases are derived, very often the data bases used in the composition of compound words. Borrowed words are divided into fully and partially assimilated. Indeclinable words that have equivalents in the Russian language are perceived by the media as a barbarism. The article talks about the necessity of drafting a Russian regional dictionary, which can streamline the use of borrowed words: their spelling, pronunciation, forming.

Ключевые слова: заимствованные слова, заимствования из якутского языка, русско-якутский региональный словарь, ассимиляция, субституция.

Keywords: loan words, borrowing from the Yakut language, Russian-Yakut regional dictionary, assimilation, substitution.

За более чем 380-летнюю историю активного русско-якутского взаимодействия в языке двух народов неизбежно произошли взаимовлияния. В якутский язык большим потоком вошли наименования реалий, предметов быта, понятий культуры, науки и др. Вместе с тем язык «местнорусских» пополнился и продолжает пополняться якутскими словами, которые, в первую очередь, обозначают понятия, отсутствующие в русской культуре, не имеющие эквивалентов.

Читая региональные СМИ, рекламу, вывески, этикетки и др., можно сделать вывод, что до сих пор не выработаны единые нормы правописания заимствованных из якутского языка слов: часто их пишут по-якутски, реже по-русски, иногда смешивая русскую и якутскую графики: ысыах- ысэх – ыхэх; эхэкей – эсекай. Среди билингвов распространено, на наш взгляд, ошибочное мнение, что якутские слова не должны быть подвергнуты никаким изменениям. Ведь ни один носитель русского языка не будет протестовать против ассимиляции русских слов в якутском языке, а ведь часто они при заимствовании изменяются до неузнаваемости по причине закона гармонии гласных, невозможности ряда звуковых сочетаний и т.д.

Между тем слова в русском языке ассимилируются: фонетически обкатываются, приобретают русское звучание, ударение, например: [чиэрон], [ыэсэх], [асохъй].

Как правило, все якутские слова, заимствуясь, находят частеречную принадлежность и вписываются в грамматику русского языка, приобретают тот или иной род, начинают склоняться по определенному типу или спрягаться: амсай, — я, модун, -а, ил дархан, -а. Неизменяемых слов меньшинство: саха, олонхо, хара, сэргэ.

Ряд заимствований обладает производностью, причем производные основы имеют русские аффиксы: хапсагай – хапсагаист, чорон – чорончик, хомус – хомусист, бадаран – бадаранистый, туес – туесок, что делает заимствования фактами русского языка и экономит речевые усилия, ср.: хомусист – исполнитель, играющий на хомусе. Заимствованные основы являются производными и для сложных слов: кумысопроизводство, кумысопитие.

Если обкатывания слова не произошло, якутское слово в русской речи будет восприниматься как варваризм – это иноязычное слово, не до конца освоенное заимствующим языком. Например, слово саха, в отличие от Тыва, имея эквиваленты разных частей речи с корнем якут-, вряд ли будет освоено русским языком: народ саха, саха гимназия, Республика Саха (Якутия). В центральных СМИ можно встретить такие словосочетания: генерал от Сахи («КоммерсантЪ»), нож от Сахи (сайт «Охотник»), народ от Сахи (газета «Культура»).

Употребляя словосочетание «От Сахи», часть журналистов, по нашему мнению, просто проявляет свою безграмотность. Вообще несклоняемые существительные несвойственны русскому языку и противоречат его грамматическому строю. Поэтому неизменяемые заимствованные слова многие норовят просклонять, так, можно услышать формы польта вместо пальто, бигудей, у последнего несклоняемого слова, кстати, в орфографическом словаре РАН под редакцией В.В. Лопатина указана данная разговорная форма. Так, под воздействием узуса происходит изменение литературной нормы. Употребление заимствованных слов, особенно несклоняемых, вызывает затруднение у русскоговорящих: не знают, какого они рода, как склонять иностранные фамилии и т.д.

Многие журналисты, скорее всего, намеренно смешивают омофоны соха и Саха, дабы насмешить публику, желая создать о себе впечатление человека с тонким чувством юмора. На смешении омонимов как приеме языковой игры часто завязаны анекдоты: «Взять жену без состояния – я в состоянии, но входить в долги из-за ее тряпок я не в состоянии», «Заря подобна прилежному ученику: она каждое утро занимается» и т.п. Вряд ли подобные журналисты задумываются, может ли обидеть кого-то их словоблудие, что среди читателей их статей будут и якутяне.

В толковых словарях разговорный фразеологизм от сохи имеет значение ‘о том, кто вошел в круг интеллигенции непосредственно из среды простых тружеников, крестьян’. Это значение легко читается в выражениях: генерал от Сахи, народ от Сахи. Ср.: генерал из Республики Саха (Якутия). Предлог от в прямом значении неуместен.

Склоняя слово Саха, носители, возможно, пытаются его обкатать, приноровиться к нему, но вряд ли это произойдет, поскольку есть более привычный синоним Якутия.

После распада Советского Союза город Таллин на родине стали писать как Таллинн, Алма-АтаАлматы, слово Киргизия заменили на Кыргыстан, настаивают, чтобы употребляли сочетание в Украине вместо на Украине. Если мы говорим на русском языке, уместно употреблять слова Таллин, Алма-Ата, Киргизия, на Украине, Якутия.

Заимствуются слова с якутскими аффиксами: алгысчыт (от алгыс), тойуксут (от тойук), олонхосут (ср. олонхо), которые вряд ли будут полностью освоены русским языком. Предпочтительными, с нашей точки зрения, могут стать описательные выражения, типа сказитель олонхо. Интересно, что в СМИ наряду с заимствованным словом используются описательные выражения алгыс — обряд благословения и очищения, осуохай — якутский хоровод, ысыах – якутский новый год.

Появляется все больше сложных слов, имеющих в составе якутские компоненты, например: Алмазэргиэнбанк, сахалайф, саханьюс, Татта-банк, мас-рестлинг. Последнее слово должно писать слитно, ср. армрестлинг, в соответствии с правилом: если заимствованный компонент не употребляется как самостоятельный в русском языке, то его следует писать слитно вне зависимости от источника, например диджей, дежавю (во французском языке два слова).

Пополнение состава русского языка происходит не только за счет имен собственных, например эргонимов: Дом Арчы, Муус Хайа, Ус Хатын, но и в результате языковой игры в устной речи, например махталитет (ср. махтал и менталитет, авторитет, комитет), Ил Дарханство: «Пройдет время люди переосмыслят его работу, оценят его как выдающегося политического и экономического деятеля, станут высоко ценить его в периоде его президентства и Ил Дарханства» (ср. президентство, царство). Якутизмы употребительны в жаргонной речи: хара (‘кавказцы’), хаптагайские (‘якуты’); в просторечии: учукурушка, акарышка. Слово муннях в русском языке приобрело ироническое значение.

Наряду с общепринятыми топонимами, зафиксированными на географических картах, появляются альтернативные: Отправили в Намы, население Борогона [Сургаев Н. Хозяйственник-энтузиаст // Маяк Арктики. - №126 (9846). – 30.10.2014. – С. 4-5]; В Сунтарах – В Сунтаре [Винокурова М. Главный приоритет - большая дружная семья // Северная заря. – №120-121. – 18.10.2014. – С. 7].

Необходимость составления регионального русского словаря лексических заимствований из якутского языка обусловлена рядом собственно языковых и экстралингвистических причин. Внутриязыковые причины связаны с активным использованием носителями русского языка на современном этапе лексических заимствований из якутского языка, особенно перешедших в узус, но до сих пор не имеющих твердой языковой традиции единого написания и произношения и их активным участием во многих языковых процессах, наблюдаемых в русском языке на современном этапе. Подвижность и динамичность заимствованной лексики придает особую значимость экстралингвистическим вопросам, связанным с традиционным якутским менталитетом и необходимостью рассматривать данную лексику как часть русского языка.

Отдельного рассмотрения заслуживает проблема типологического описания иноязычных единиц в системе русского языка. Актуальность выбранной темы также обоснована недостаточной изученностью современных заимствований (якутизмов/ экзотизмов/ варваризмов) с точки зрения их количества и тематической принадлежности. Так, при написании НИР: «Проведение экспертизы в средствах массовой информации по соблюдению литературных норм государственных и официальных языков» выявлена проблема – отсутствие унификации правописания якутизмов в русских текстах, написание якутизмов в соответствии с графикой якутского языка, несоответствие написания якутизмов принципам орфографии и грамматики русского языка и правилам написания в русском языке заимствованных слов.

Слово не должно противоречить фонетическим, орфографическим, грамматическим принципам, принятым в русском языке. Ассимиляции должны быть подвергнуты долгие гласные, дифтонги, буква э после согласных заменена на е, вряд ли уместно начальное ы, сочетания йа, йу, йо лучше трансформировать в йотированные я, ю, ё. Необходимо согласиться с рекомендациями, данными в 1982 г. профессором Н.Г. Самсоновым [1, с. 164-166].

Подобный словарь может использоваться в самых широких кругах: журналисты, редакторы, корректоры, филологи и др.

Итак, якутское слово, попадая в русские тексты при условии частотного употребления и полного его освоения, перестает быть принадлежностью исходного языка.

Литература

  1. Самсонов Н.Г. Русский язык в Якутии. – Якутск: Кн. изд-во, 1982. – 184 с.

Гермогенова Ирина Николаевна – кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка Северо-Восточного федерального университета имени М.К. Аммосова, г. Якутск

Березкина Саскылана Владимировна — студентка 4 курса группы РО-11-ОФ филологического факультета Северо-Восточного федерального университета имени М.К. Аммосова, г. Якутск

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>