Румянцева Л.Н., Васильева А.П.

ИЛЛЮСТРАЦИЯ В АСПЕКТЕ СИНТЕЗА ЖИВОПИСНОГО

И СЛОВЕСНОГО ИСКУССТВ

ILLUSTRATION IN TERMS OF VERBAL AND PICTORIAL SYNTHESIS

OF THE ARTS

 

Л. И. Румянцева, А. П. Васильева

L. I. Rumyanseva, A. P. Vasilieva

 

В данной статье ставится вопрос о теоретическом аспекте синтеза искусств, ставшем основанием для воплощения и реализации иллюстрации как особого вида синтезированного явления: словесного и живописного. Актуальность исследования  связана с современными требованиям особого внимания к визуальной коммуникации как к отдельной категории читательского восприятия художественного произведения. Актуальность определяется самой необходимостью выделения и изучения семиотической роли иллюстрации при сопровождении текста и её значении в становлении художественного образа в целом и влиянии на освоение читателем текстового материала.

This article raises the question of theoretically aspect synthesis of the arts, which became the basis for the realization and implementation of the illustrations as a special kind of the synthesized phenomena: the verbal and pictorial. The relevance of the study is related to the modern requirements of special attention to visual communication as a separate category of the reader’s perception of art. The relevance is determined by the need to isolate and study the semiotic role of illustrations accompanying the text and its significance in the development of the artistic image and the impact on the development of the reader of the text material.

Ключевые слова: синтез искусств, интермедиальность, визуальная коммуникация, книжная графика.

 Key words: synthesis of the arts, intermediality, visual communication, book illustrations.

             Как известно, современная коммуникация может быть осуществлена не только посредством устной речи и письма, а также через визуальное восприятие. Развитие технологий, телевизионной сферы и изобразительного искусства обуславливают приоритетное использование зрительной памяти и интермедийного мышления при получении информации. Всё это несомненно должно учитываться при создании печатных изданий с целью соответствовать нынешним требованиям и специфическим особенностям читательского восприятия.

            К одним из видов визуальной коммуникации при издании книги относится иллюстрация, занявшая определяющую роль в формировании читательского восприятия. Иллюстрация — любое помещенное в издании изображение, сопровождающее, дополняющее или поясняющее текст: будь то виньетка, репродукция, сюжетный рисунок, карикатура, факсимильное воспроизведение Термином «иллюстрация» в работе обозначается, как это принято в издательской практике и библиографии документа, фотография, чертеж и проч., созданное непосредственно для оформления печатного издания.

Но в данной статье мы будем рассматривать иллюстрацию в аспекте синтеза двух видов искусств – живописного и литературного, опираясь на научные труды и работы ученых и современных филологов. Перед началом исследования, определим для себя дефиницию термина «синтез искусств».

Синтез искусств — органичное соединение разных искусств или видов искусства в художественное целое, которое эстетически организует материальную и духовную среду бытия человека. Понятие «синтез искусств» подразумевает создание качественно нового художественного явления, не сводимого к сумме составляющих его компонентов. Их идейно-мировоззренческое, образное и композиционное единство, общность участия в художественной организации пространства и времени, согласованность масштабов, пропорций, ритма порождают в искусстве качества, способные активизировать его восприятие, сообщать ему многоплановость, многогранность развития идеи, оказывать на человека многостороннее эмоционально насыщенное воздействие, обращаясь ко всей полноте его чувств. Этим определяются большие социально-воспитательные возможности синтеза искусств. [1]

Одним из первых, кто начал рассматривать явление искусств и принципы их разделения, это выдающийся немецкий эстетик и теоретик литературы Готхольд Эфраим Лессинг. В своих теоретических работах Лессинг допускает, что все художественные произведения определенной эпохи имеют между собой нечто общее, но для него более существенны разделительные линии между ними.

            На этой основе строится вся система его противоположных понятий. Искусству изобразительному нужен покой, поэзии — действие, движение, следовательно, нечто бестелесное и более близкое к внутренней духовной жизни людей. Живопись и другие пластические искусства существуют в пространстве, они требуют актуального восприятия нашими органами чувств сразу, синтетически. Произвольные знаки поэзии, то есть слова, требуют времени и анализа.

            Ввиду этого, мы можем прийти к выводу, что взаимослияние искусств является сложным по своей структуре процессом. Экспериментальность данного явления может пагубно сказаться на эстетических качествах определенного вида, но при органичном слиянии же наоборот. Таким образом, иллюстрация явилась собой синтезом живописного и литературного вида искусств. Но мнения о том, что иллюстрация воплощает собой гармоничное слияние этих двух видов, значительно разнятся.

            К примеру, если мы обратимся к статье Юрия Николаевича Тынянова, русского писателя и литературоведа, то  обнаружим весьма критические высказывания на этот счет. С первых же строк Ю. Тынянов ставит под сомнение значение иллюстраций в восприятии текста вообще. Поставленный им вопрос «иллюстрируют ли иллюстрации» проходит через всю его работу, и Ю. Тынянов приводит нам в пример различные случаи применения иллюстраций к художественным текстам. Учёный подмечает: «Для рисунка есть два случая законного сожительства со словом. Только ничего не иллюстрируя, не связывая насильственно, предметно слово с живописью, может рисунок окружить текст. Но он должен быть подчинен принципу графики, конструктивно аналогичному с принципом данного поэтического произведения. Так, Пушкин просил о том, чтобы «не было азиатской пестроты и безобразия» в заставках и концовках.

            Второй случай, когда рисунок может играть роль более самостоятельную, но уже в плане слова, — это использование графики как элементов выражения в словесном искусстве. Поэзия оперирует не только и не собственно словом, но выражением. В понятие выражения входят все эквиваленты слова; такими эквивалентами слова могут быть пропуски текста (вспомним громадную роль пропусков строф в «Евгении Онегине»), может быть и графика. Таким эквивалентом слова будет бутыль у Рабле, рисунок ломаной линии у Стерна, название главы в «Бароне Мюнхгаузене» Иммермана. Роль их — особая, но исключительно в плане слова; они эквиваленты слова в том смысле, что, окруженные словесными массами, они сами несут известные словесные функции (являясь как бы графическими «словами»).

            Оба случая «законной графики» — вне иллюстрации». [2]

            И в завершение к своей работе Ю. Тынянов еще раз подмечает сомнительную ценность иллюстраций и делает вывод: «Иллюстрированная книга — плохое воспитательное средство. Чем она «роскошнее», чем претенциознее, тем хуже». [2]

Другой советский писатель и литературовед Юрий Лотман также затрагивает проблему синтеза искусств в своей работе, посвященной семиотике кино и проблемам киноэстетики. Лотман знакомит нас с видами знаков, которые содействуют созданию кинематографического языка, а после, переходит непосредственно к самой актуальности проблемы: «На основе двух видов знаков вырастают две разновидности искусств: изобразительные и словесные. Разделение это очевидною, казалось бы, ни в каких дальнейших пояснениях не нуждается. Однако стоит приглядеться к художественным текстам и вдуматься в историю искусств, как делается ясно, что словесные искусства, поэзия, а позже и художественная проза, стремятся из материала условных знаков построить словесный образ, иконическая природа которого наглядно обнаруживается хотя бы в том, что чисто формальные уровни выражения словесного знака: фонетика, грамматика, даже графика — в поэзии становятся содержательными. Из материала условных знаков поэт создает текст, который является знаком изобразительным. Одновременно происходит и противоположный процесс: рисунком, который по самой своей знаковой природе не создан для того, чтобы служить средством повествования, человек неизменно стремится рассказывать.».  [3]

            Лотман называет повествовательность графики «одной из самых парадоксальных и одновременно постоянно действующих изобразительных искусств». Он рассматривает явление синтеза искусств как основной элемент прогрессирующей сущности искусства, когда техническое развитие и другие изменения в человеческом бытии порождают необходимость взаимопроникновения искусств. Так же, Лотман особо подчеркивает, что синтез должен быть не механическим, а органичным, более естественным процессом.

В рамках понятия «графической информации», иллюстрацию также можно считать целесообразным рассматривать в области «интермедиальности». Понятие «интермедиальность» впервые возникла в философии, филологии и искусствоведении в конце XX века и имеет непосредственную связь с такими явлениями, как  «интертекстуальность» и «синтез искусств».

Н.В. Тишунина определила, что явление интертекстуальности в литературе и искусстве связано с особым принципом цитирования предшествующих текстов в новом философско-художественном контексте. В её работе «Методология интермедиального анализа в свете междисциплинарных исследований» мы можем найти современный взгляд на исследования межпредметных связей в пространстве литературного текста. Также Тишунина поясняет нам более широкое значение понятия «медиа», опираясь на суждения философа Ильина.

«Под этим многозначным термином, — объясняет Ильин, — имеются в виду не только собственно лингвистические средства выражений и мыслей и чувств, но и любые знаковые системы, в которых закодировано какое-либо сообщение. С семиотической точки зрения, все они являются равноправными средствами передачи информации, будь то слова писателя, цвет, тень, и линия художника, звуки (и ноты как способ их фиксации) музыканта, организация объемов скульптором и архитектором, и, наконец, аранжировка зрительного ряда на плоскости экрана — все это в совокупном плане представляет собой те медиа, которые в каждом виде искусства организуются по своему своду правил — коду, представляющему собой специфический язык каждого искусства. Все вместе, — завершает Ильин свое определение, — эти языки образуют «большой язык» культуры любого конкретного исторического периода» [4]

            Таким образом, мы делаем вывод, что иллюстрация как синтетический вид можно считать не неким побочным продуктом исторического развития в художественной среде, а вполне закономерным и естественным процессом печатном искусстве, являющийся многоаспектным в своих проявлениях и видах слияния. Изучение иллюстрации и её связи с текстом должно являться необходимым и преобладающим методом в исследовании книжной графики.

 

Литература

1. Вагнер Р., Избр. статьи, М., 1935; Вопросы синтеза искусств. [Сб., М,],

2. Тынянов Ю.Н. Поэтика. История литературы. Кино. — М., 1977. — С. 310-318.

3. Лотман Ю.М. Семиотика кино и проблемы киноэстетики [1973] // Лотман Ю.М. Об искусстве. СПб., 1998. С. 287–372

4. Тишунина Н. В. Методология интермедиального анализа в свете междисциплинарных исследований // Методология гуманитарного знания в перспективе XXI века. СПб., 2001. Вып. 12. С.153


Румянцева Лена Иннокентьевна — кандидат филологических наук, доцент кафедры русской литературы ХХ века и теории литературы Северо-Восточного федерального университета имени М.К. Аммосова, г. Якутск.

Васильева Айыына Павловна – студентка 4 курса филологического факультета Северо-Восточного федерального университета имени М.К. Аммосова, г. Якутск.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>