Я. И. Григорьева

 

ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ЦЕННОСТЬ «СЕМЬЯ» В ЯЗЫКОВОМ СОЗНАНИИ РУССКИХ И ЯКУТОВ: МЕТОДИКА «СЕМАНТИЧЕСКОГО ГЕШТАЛЬТА»

 HUMAN VALUE “FAMILY” IN LINGUISTIC CONSCIOUSNESS OF THE RUSSIAN AND THE YAKUTS: TECHNIQUE OF “SEMANTIC GESTALT”

 Я. И. Григорьева

Y. I. GrogorIeva

 

В статье представлен сопоставительный анализ результатов свободного ассоциативного эксперимента со словарными статьями регионального русского ассоциативного словаря В.М. Тобуроковой и словарными статьями из русского ассоциативного словаря Ю.Н. Караулова (РАС). В качестве примера рассмотрен стимул «Семья». Для анализа была использована методика семантического гештальта Ю.Н. Караулова. Семантический гештальт воплощает тот аспект языкового сознания носителя языка, который связан с отражением окружающей реальности, образов национально-культурного мира, запечатленных в родном языке.

 The article presents a comparative analysis of free association experiment results with  articles of regional russian associative dictionary by V.M. Toburokova and articles from russian associative dictionary by Y.N. Karaulov (PAC). As an example the stimulus «Family» was examined. For analysis the author used a technique of semantic gestalt by Y.N. Karaulov. Semantic gestalt embodies the aspect of linguistic consciousness of a native speaker, which is associated with reflection of surrounding reality, images of the national-cultural world, imprinted in native language.

Ключевые слова: языковое сознание, семантический гештальт, семантические зоны, стимул, реакция.

Key words: linguistic consciousness, semantic gestalt, semantic zones, stimulus,  reaction

 В силу актуальности вопроса изучения ценностных ориентаций у современной молодежи мы провели сопоставительный анализ приоритетных ценностей с результатами свободного ассоциативного эксперимента, проведенного в 2016г., словарными статьями регионального русского ассоциативного словаря В.М. Тобуроковой и словарными статьями из русского ассоциативного словаря Ю.Н. Караулова (РАС).

В качестве примера рассмотрим стимул «Семья». Для анализа языкового сознания респондентов мы использовали метод «семантического гештальта» Ю.Н. Караулова. «Семантический гештальт складывается обычно из нескольких зон, которые объединяют типичные для данного языкового сознания признаки предмета или понятия, соответствующего имени поля (стимулу)» [2, 2000; 194]. Эта методика удобна тем, что позволяет упорядочить состав ассоциативного поля и в ней учитываются все реакции респондента, включая единичные.

Ю.Н. Караулов считает, что прямое сравнение не позволяет получить какие-то значительные и интересные результаты. Такие результаты может дать анализ на глубинном уровне, для чего используется исключительно плодотворная идея «семантического гештальта», который, по мнению исследователя, отражает внутреннюю семантическую организацию состава ассоциативного поля и характеризует поле как единицу знания о мире, соотнося его строение с отраженной в нем структурой реальности.

Семантический гештальт воплощает тот аспект языкового сознания носителя языка, который связан с отражением окружающей реальности, образов национально-культурного мира, запечатленных в родном языке. По мнению автора, такая структура поля выстраивается путем естественной семантической классификации входящих в поле ассоциатов и состоит из семи плюс/минус двух семантических зон, каждая из которых является характеристикой некоторого существенного признака соответствующего референта. Из совокупности признаков складывается интенсионал стимула.

Стимул «Семья» мы разбили на следующие семантические зоны: персоналии (лица, ассоциируемые со словом-стимулом), признаки (постоянные признаки, физические данные, внешность), реалии (предметы, абстрактные понятия), эмоции (чувства, состояния), оценки (черты характера, оценочные характеристики), действие, это, место и прочее.

Якуты 1 (137 ч.) — 143 реакции (персоналии — 29, признаки — 26, реакции -27, эмоции — 35, оценки — 7, действия — 2, это — 15, место — 1, прочее — 1).

Якуты 2 (80 ч.)  — 81 реакция (персоналии — 22, признаки — 12, реалии — 14, эмоции — 21, оценки — 1, действие — 1, это — 8, место — 1, прочее — 1).

Русские РС(Я) (187 ч.) — 182 реакции (персоналии — 38, признаки — 34, реалии — 41, эмоции — 46, оценки — 4, действие — 0, это — 15, место — 0, прочее — 4).

РАС (629 ч.) — 626 реакций (персоналии — 148, признаки — 222, реалии — 63, эмоции — 34, оценки — 47, действие — 18, это — 56, место — 7, прочее — 31).

Безымянный

СЗ «Персоналии» – в этой зоне все респонденты перечислили в первую очередь членов своей семьи, самых близких родственников: дети (6, 2, 7, 37) как высшая ценность и основа семьи, затем идет реакция мама (4, 2, 4, 14). Причем, в РАС данный ассоциат встречается чаще (14 раз), тогда как у якутов 1 и 2 и русских РС(Я) мама и папа имеют приблизительно одинаковую частотность употребления. Мы можем говорить о том, что «семья» в языковом сознании якутов и русских полная и крепкая. Два респондента из РАС назвали семейку Адамсов. Эта реакция вызвана популярностью данного американского сериала на тот момент. Также в РАС встречается очень много единичных реакций, отражающих род занятий, профессиональную принадлежность и принадлежность к определенным слоям общества: семья военнослужащего, художника 2, аристократов, депутата, историков, колхозников, курсанта, машиниста, офицера, тракториста, учителей, филологов. Были отмечены и собственные имена и фамилии: семья Ивановых, Мариана, Ульяновых, например.

СЗ «Признаки» — семья какая? Чаще всего «семья» моя (наиболее частотная реакция), большая, дружная и родная. Это свидетельствует о личной принадлежности респондентов к семье.  Только группа русских испытуемых отметила такое качество как многодетная. У них же в ответах встречается характеристика много. Многодетность — это идеал православной культуры, синоним к слову «полноценность». У русских семья издревле славилась многочисленностью. Эти же признаки отмечены в РАС.  Якутские семьи также являются многочисленными, особенно в сельской местности, но респонденты этот факт оставили без внимания. Произошла перестройка сознания нынешнего поколения якутов, для нынешнего поколения якутов – это исключение.  Якуты 2 отметили также, что семья любимая, правда, это всего лишь единичная реакция, у остальных испытуемых она не указана. Русские (РС(Я) ответили антонимичной реакцией любящая 1. У них же одна отрицательная реакция чужая. В РАС мы не находим отрицательных реакций вообще, а это 629 ответов. Но встречаются идеалы и реалии 20 века: полная, идеальная, советская, социалистическая.

СЗ «Реалии» — семья для всех испытуемых — это, прежде всего, дом (я1 – 10; я2 – 7; русские РС(Я) – 13; РАС – 27), то есть, место, где собирается вся семья, куда все спешат, и очаг (11, 2, 6, 6), олицетворяющий тепло и уют. Русские респонденты отметили ассоциат стол, причем у русских РС(Я) он встречается чаще (3), чем в РАС; круг, еда, ужин (русские РС(Я) и скамья, круглый стол, молоко, ужин и чай у русских (РАС), что тоже, несомненно, говорит о традиции кушать вместе, всей семьей. Кроме того, представители обеих культур перечислили символы семьи: беседа (я1), телевизор (русские РС(Я), фотография (старинная) семьи (РАС).

СЗ «Эмоции».  Наблюдаем совпадения у всех групп: счастье (17, 3, 8,2), любовь (7, 6, 7, 10) и дружба (2, 2, 2, 6). Для якутов 1 и 2 семья – это предмет гордости и место, где царит спокойствие. Якуты 2 и русские РС(Я) ощущают в семье заботу и защиту, якуты 1 и русские в РАС такую оценку не дали, но ощущение тепла и уюта подчеркивают якуты 2 и русские респонденты. Немало негативных оценок наблюдаем у якутов 1: головная боль, ужас; реакции кошмар, мучение, ссора, ссоры, трудности и ужас у русских РС(Я); в РАС одна отрицательная реакция, это чувство непонимания. В языковом сознании современной молодежи негативные эмоции связаны больше с материальными и бытовыми трудностями в российском обществе сегодня.

СЗ «Оценки». В этой семантической зоне наблюдается преобладание положительных оценок у всех групп респондентов. Единодушная оценка всех испытуемых счастливая. Отрицательные образы сознания в этой группе представлены реакциями в РАС: плохая 2, неблагополучна, плохо, порочна, скандал.

СЗ «Действие»- больше отрицательных реакций в РАС: распалась 10, не хочу, ненавижу, распалась – у них же. Якуты 1 дают оценку скучаю, собралась, якуты 2 – люблю.

СЗ «Это». Для якутов 1 и русских семья – это ячейка общества и благополучие. Якуты 1 и 2 единодушно отмечают такое качество как главное (самое главное) в жизни. Русские РС(Я) и русские (РАС) противопоставляют этому мнению все, что есть в жизни.

СЗ «Место». Эта семантическая зона представлена скудно. Мы видим всего лишь два совпадения: квартира (единичная реакция) у группы якутов 1 и группы РАС. Якуты 2 отметили местом семьи Родину, что говорит о росте патриотизма сегодня.

СЗ «Прочее». Все респонденты сопоставляют семью с периодическими изданиями – журнал или газета (журнал «семья и школа», 22 реакции), либо отмечают, что думать о семье еще рано или зачем. Это русские испытуемые и респонденты РАС.

И в якутском и в русском сознании образ семьи ассоциируется с людьми, которые ее составляют: это дети, папа, мама, родные и с универсальными представлениями о счастье, любви, защите, заботе и т.д.

Мы можем говорить о том, что «семья» в языковом сознании якутов и русских полная и крепкая.

Анализ также демонстрирует наличие отрицательных реакций, свидетельствующих об определенных трудностях.  В языковом сознании современной молодежи негативные эмоции связаны больше с материальными и бытовыми трудностями в российском обществе сегодня.

Больше характеристик показали семантические зоны «персоналии», «реалии» и «эмоции», менее всего выражены зоны «место» и «прочее».

Восприятие стимула «Семья» совпадает между группами якутов 1, якутов 2 и русских РС(Я) практически во всех семантических зонах, что еще раз подтверждает тот факт, что единая среда проживания сближает народы как в плане языка, так и в плане культуры.

 Литература

  1. Горошко Е.И. Проблемы проведения свободного ассоциативного эксперимента // Известия Волгоградского педагогического университета №3, 2005. – С.53-61.
  2. Караулов Ю.Н. Показатели национального менталитета в ассоциативно-вербальной сети // Языковое сознание и образ мира / отв. ред. Н.В. Уфимцева М.: ин-т язык-я РАН, 2000. – С. 191–206.
  3. Русский Ассоциативный словарь. Книга 1. Прямой словарь: от стимула к реакции. Ассоциативный тезаурус современного русского языка. Часть I / Ю. Н. Караулов, Ю. А. Сорокин, Е. Ф. Тарасов, Н. В. Уфимцева, Г. А. Черкасова. – М.: «Помовский и партнеры», 1994. – 224 с.
  4. Тобурокова В.М. Региональный русский ассоциативный словарь Якутск, изд-во Якутского университета, 2008. – 84 с.

 

Григорьева Яна Ивановна – старший преподаватель кафедры иностранных языков по гуманитарным специальностям института зарубежной филологии и регионоведения, магистрант кафедры общего языкознания и риторики филологического факультета Северо-Восточного федерального университета имени М.К. Аммосова, г. Якутск.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>