С.Ф. Желобцова, В.Е. Овчинникова

ЖЕНСКИЕ ОБРАЗЫ В.Г. РАСПУТИНА В ПОВЕСТИ «ВАСИЛИЙ И ВАСИЛИСА»

FEMALE IMAGE V.G. RASPUTIN IN THE STORY “VASILY AND VASILISA” 

С.Ф. Желобцова, В.Е. Овчинникова

S.F. Zhelobtsova, V.E. Ovchinnikovа 

В данной статье рассматривается роль образа женщины и матери в творчестве В. Распутина. Анализируется образ Василисы, мотив материнской утраты и символы в повести Василий и Василиса.

This article examines the role of the image of women and mothers in the work of V. Rasputin. It analyzes the image Vasilisa motive maternal loss and the characters in the story «Vasily and Vasilisa».

Ключевые слова: В. Распутин, образ женщины, образ матери, символ.

Keywords: V. Rasputin, the image of a woman, a mother , a symbol.

Самая большая и бесспорная удача творчества Валентина Распутина — образ русской женщины. В нем цельность, обаяние, сила духа, решимость пресечь зло без страха за последствия. Ключевой образ женщины – главный в творчестве писателя. Изменение характера женского образа, определяющегося конфликтом произведения, повлекло за собой и изменение принципа его изображения. Он наделил свою героиню свободно самовыражаться не только через размышления, но и через активные действия. В. Распутин неоднократно подчеркивает, что духовную память поколений передает только женщина, как хранительница нравственных устоев. Писатель никогда не ограничивал женщину рамками, он пытался осмыслить ее «величественную» службу в мире.

Критик Н. Котенко уже обращал внимание на генетическую связь размышлений распутинских старух с этическими спорами и эмоциональными монологами героев Ф.М. Достоевского о детском вопросе. [2,1988;18]

Женский образ становится сквозным в творчестве В. Распутина. Он появляется уже в первых очерках и рассказах начинающего писателя и проходит через все последующие произведения уже зрелого мастера. В течение этого процесса с углублением нравственно-философской проблематики произведений, расширением и усложнением автором средств психологического анализа в значительной степени меняется содержание женского образа, усложняются лежащие в его основе принципы. Поэтому представляется результативным анализ центрального образа В. Распутина в контексте всего его творчества. В творческом развитии писателя и, в особенности, в эволюции образа женщины можно выделить два периода. Первый из них характеризуется становлением системы художественных принципов в осмыслении и образном отражении В. Распутиным сущности и значении женского начала в современности.

Интерес к образу матери появился в первых произведениях В. Распутина и в особом романтическом пафосе, с которым молодой писатель выразил свое отношение к материнским чувствам: «Надо только быть матерью».

В центре произведений «раннего» В. Распутина практически всегда находится мать: все старухи-тофаларки первых очерков и рассказов («И десять могил в тайге», «Человек с того света», «Эх, старуха» и т.д.), Анна («Встреча»), Василиса («Василий и Василиса»), Мария («Деньги для Марии»), старуха Анна («Последний срок»). Каждая из этих героинь в первую очередь обеспокоена продолжением собственного рода. Понятно, что только женщина с данной ее родовой функцией способна продолжить род.

Взгляд на рассказ «Василий и Василиса» сквозь призму мотива материнской утраты дитя позволяет открыть новые возможности в постижении его смысла. Ключевым качеством его главной героини, доминантой идейно-художественной концепции произведения становится материнство. Женщина-мать в мире В. Распутина обеспечивает кровно-родовую целостность, больше всего при этом оберегая своих детей. Василий же, ставший причиной гибели их нерожденного ребенка, оказался виновником разрушения этой священной связи, являющейся первоосновой самой жизни. И потому Василиса, прежде всего, как мать не может позволить переступить эту грань, нарушить родовой принцип жизни даже собственному мужу, глубокое чувство к которому она хранит и после драматического разрыва. То есть понимание и принятие героиней высшего материнского призвания приходит в столкновение с ее природно-женскими стремлениями и желаниями. [4,2001;3]

Верность нравственным устоям требует от Василисы немалых душевных усилий, является источником ее мучительных переживаний. Согласно представленной в рассказе концепции, отношения мужа и жены находятся в прямой зависимости от их способности сохранения родовой целостности. Так, фактически одно имя двух персонажей «Василий и Василиса» становится символическим знаком общей трагической судьбы, общих духовно-нравственных основ героев.

В образе Василисы получает свое развитие идея, которая была воплощена в образах старух-тофаларок в первых рассказах, при этом образ женщины претерпел трансформацию: мистически окрашенный образ «вечной матери» обрел черты реальной, земной женщины-матери. Однако внутреннее состояние героини выписано еще недостаточно рельефно.  Мотив материнской потери ребенка становится сквозным в творчестве В. Распутина. Взгляд на художественные произведения современника сквозь призму этого материнства способен открыть новые грани их смысла. В первую очередь, это касается рассказа «Василий и Василиса». [4,2001;3]

С момента появления этого произведения критики сразу определили, что с него начинается новый этап в творчестве В. Распутина со сложившимся собственным взглядом на мир, с его собственной эстетической концепцией. Позднее В.Я. Курбатов скажет: «С «Василием и Василисой» в русскую прозу входил новый талант, который едва начинал свою настоящую зрелую дорогу». [3,2007;7]

Так, «изломным» событием для героев рассказа «Василий и Василиса» становится гибель их будущего ребенка. Однажды, напившись, Василиса до смерти перепугалась, закричала и выскочила из избы. В ту ночь у нее случился выкидыш». За это пьяное оскорбление семьи Василиса выставила мужа вон из дома, и за тридцать лет их последующей жизни не получил он прощение. Только перед смертью Василий находит успокоение.

Ключевым качеством Василисы и доминантной идейно-художественной концепции – хранительница семьи и рода. Она обеспечивает кровно-родовую целостность, больше всего при этом оберегая своих детей. Василий же становится виновником разрушения этой священной связи, являющейся первоосновой самой жизни. И потому Василиса, прежде всего, как мать не может позволить переступить эту грань, нарушить родовой принцип жизни даже собственному мужу.

Однако верность нравственным устоям требует от героини немалых душевных усилий и становится источником ее мучительных переживаний. Это находит свое отражение в целом ряде деталей художественного текста. Показательна в этом смысле проекция психологического состояния Василисы на внешний мир, представленная утренним пейзажем в момент возвращения Василия с войны, уже по прошествии шести лет с трагического случая: «на улице лежит густой, непроглядный туман – ей захотелось снова лечь в постель и уснуть». Данное описание контрастирует с характеристикой повседневной суетной жизни Василисы, которая за одно только утро «делает тысячу дел». Подобное оцепенение, желание уйти в инобытие – сон-не свойственно динамической природе женского образа у В. Распутина и всегда обозначает предельную эмоциональную напряженность, душевную надломленность героини и указывает на катастрофичность происходящего, соотносимую с замиранием мира, со смертью. В повести «Последний срок» старуха Анна, опасаясь сонного состояния, прямо скажет: «Сон, он смерти свой». [6,1967;16]

«Непроглядный туман», отражающий тяжесть, «мутность» состояния природы и души Василисы призван подчеркнуть трагедийность ситуации. Уместным, думается, будет упоминание о том, что данное природное явление, противопоставленное солнечности и ясности мира, связанное с его темнотой, в творчестве писателя часто будет сопутствовать такому психологическому состоянию героинь и станет устойчивым образом-символом, обозначающим крушение, возможность гибели нравственных устоев, чего-то неизмеримо ценного. Именно «непроглядный туман» в финале повести «Прощание с Матерой» создает ощущение катастрофы едва ли не вселенского масштаба. [7,2002;90]

Анализ образов природы в связи с художественными принципами В. Распутина позволяет увидеть глубину переживаний героини и их авторскую оценку. Важно, что Василиса не только скорбит по утрате дитя. Автором подчеркнуто другое: осознание, понимание и приятие ею своего высшего материнского предназначения, сущность которого заключается в сохранении первоначально установленного порядка родовой целостности, приходит в столкновение с чисто женскими стремлениями и желаниями. Это противоречие есть источник душевной муки героини, испытываемый ею на протяжении всей жизни. Не случайно автор подчеркивает, что каждое ее действие и каждую мысль сопровождает горький вздох.

В образах распутинских героинь нет пленительной физической красоты, эротического начала. Данное обстоятельство обусловлено спецификой образной системы В. Распутина, в центре которой образ пожилой женщины. В героинях его первых произведений это проявляется особенно ярко: они словно бы лишены плоти вообще. Показательно, что они не имеют никаких портретных характеристик. Более того, они не связаны с мужскими персонажами, часто это – одинокие матери. В рассказе «Василий и Василиса» писатель впервые включает героиню в систему супружеских отношений, теперь она выступает не только в образе матери, но и жены.

Многие художественные моменты рассказа свидетельствуют о том, что в Василисе и после драматического разрыва сохранилось глубокое чувство к мужу – к родному человеку. Поэтому, вероятно, она столь эмоционально реагирует на действия Василия, поэтому так ревностно воспринимает появление у него новой жены. Это оказывается настолько болезненным, что Василиса намеревается даже уехать из дома к сыну В художественном мире В. Распутина ситуация оставления родного дома героинями, хотя бы только предполагаемая, есть признак их душевной надломленности.

Героиня В. Распутина ставит материнские чувства на первое место, преодолевая свои чисто женские амбиции. С теми же мыслями и чувствами, с которыми она провожала своих детей на войну, она благословляет на поиски сына свою «соперницу» и «родную сестру» по несчастью: «Я за тебя молиться буду».

Принципиально важно, что с этого момента Василий начинает приходить каждое утро к Василисе в дом, и с этих пор она каждое утро наливает ему стакан чая. Но зачем, для чего приходит он, и почему она его принимает? Для того, чтобы только насладиться покоем совместного утреннего чаепития? Ответ, вероятно, кроется в другом.

Василиса чувствует, что проявленное ею материнское сострадание повлияло на сознание Василия. Для нее чрезвычайно важно, что он, наблюдая за отношениями с Александрой, начал понимать глубинную суть ее поведения. Он вдруг понял меру совершенного им греха, осознал, что так неистово охраняла его жена, и что ее поведение обусловлено вовсе не сиюминутной обидой, не тем, что она, по выражению критика, «сторож своей злобы и гнева».

Мысли о преемственности родовой цепи в творчестве В. Распутина в большей степени характерны для женских персонажей. Однако, автор не случайно в данном случае доверяет озвучить главную идею произведения мужскому персонажу. Мысль о вечном «кочевье» становится фактом сознания Василия. Он понимает, что гибель будущего ребенка, причиной которой явился его поступок, нарушила порядок этого великого «кочевья», оборвало одно из звеньев родовой цепи. Так оскорбление, нанесенное Василием жене и матери их народившегося ребенка, становится преступлением против самой жизни. Вот откуда столь жестокая категоричность отношения Василисы к мужу. Такова глубина осмысления его поступка героями рассказа.

Чрезвычайно важно упоминание автора о времени и обстоятельствах его утренних визитов к Василисе: «Только раз в день, еще когда молодые спят, Василий заходит в дом». Очевидно, что потребность побыть наедине живет в каждом из них. Утренняя встреча – единственная и необходимая возможность для героев побыть друг возле друга, разделяя тяжесть их общего горя. Об общем психологическом состоянии персонажей свидетельствуют не только их поступки, но и авторские комментарии к утренним встречам: «Они молчат, и это не натянутое молчание, это даже вовсе не молчание, а обычное физическое состояние без слов, когда слов никто не ждет, и они не нужны». [1,1998;23]

Внутренний драматизм и напряженность конфликтной ситуации заключается в том, что различия образов Василия и Василисы имеют лишь внешний характер. На глубинном уровне, по своей внутренней ментальности, они совпадают. Не случайно В. Распутин, воспринимающий имя как «звуковой и образный оттиск личности», называет героев одним именем. Так, фактически одно имя двух персонажей рассказа «Василий и Василиса» становится символическим знаком общей трагической судьбы, общих духовно-нравственных основ героев и их переживаний.

Единый настрой душевного состояния персонажей с особой пронзительной силой отразился в эпизоде их последней встречи в финале рассказа. Мучительное состояние Василия в предсмертный час сменяется благостным покоем, данным ему Василисой, способной понять и разделить боль мужа. Она чувствует, может быть, самую важную для Василия потребность получить именно от нее подтверждение, что он «все сделал», исполнил предназначенный ему долг, в том числе и всю жизнь неся крест покаяния. Жажда предсмертного утешения отчетливо проявляется в его словах, обращенных к сыну: «Человека успокоить надо, тогда ему не страшно в домовище ложиться». Очистительные слезы Василисы приносят желанное успокоение. Об этом говорит сам Василий: «Теперь мне легче стало», об этом же и свидетельствуют авторские комментарии: «Он улыбается, лежит и улыбается».

В издании сборника «Человек с этого света» 1967г. рассказ заканчивается именно этими словами, свидетельствующими о душевном примирении Василия и Василисы. Однако в изданиях последующих лет В. Распутин после этого эпизода вводит следующую пейзажную зарисовку: «Стоит тихий, словно перед дождем, день. В такой день хорошо пить простоквашу – не очень холодную и не очень теплую – и смотреть в окно, что происходит на улице». [8,1967;33]

Представляется, что финальный эпизод рассказа подчеркивает масштабность его конфликта, проблемы ответственности человека перед родом, перед Жизнью. Вспомним, Василий в своем размышлении о человеческой жизни задается вопросом: «А почему человек на белый свет приходит ночью и уходит ночью? Неправильно это. Я хочу днем умереть». Смерть ночью – это смерть в одиночестве, поэтому она и страшит героя. Но Жизнь за его покаяние дарует ему возможность умереть днем, когда Василиса может прийти успокоить, когда сама природа дает успокоение. Такой финал рассказа позволяет говорить не только о прощении Василия Василисой, но и о дарованном ему прощении свыше.

В. Распутин в рассказе «Василий и Василиса» наглядно показал, как неимоверно трудно, но необходимо женщине сохранять и отстаивать принципы Жизни и Матери природы. преодолевая человеческие желания и потребности. Главная ее задача – найти силы для утверждения материнской первоосновы жизни. Более того, в представленной автором концепции отношения мужчины и женщины находятся в прямой зависимости от их способности сохранения родовой целостности. Образом Василисы автор развивает идею, которая была воплощена в образах старух-тофаларок в первых рассказах, правда, при этом образ женщины потерпел трансформацию: мистически окрашенный образ «вечной матери» обрел черты реальной, земной женщины-матери. [5,1966;8]

 

Литература

  1. Ильин И.А. Женщина//Ильин И.А. – М.: Русская книга, 1998
  2. Котенко Н.Н. Валентин Распутин. Очерк творчества//Н.Н. Котенко. – М.: Современник, 1988
  3. Курбатов В.Я. Долги наши. Валентин Распутин: чтение сквозь годы//В.Я. Курбатов. – Иркутск, 2007
  4. Распутин В.Г. Василий и Василиса//В.Г. Распутин. В ту же землю: [повесть, рассказы]//В.Г. Распутин. – М.: Вагриус, 2001
  5. Распутин В.Г. И десять могил в тайге//Распутин В.Г. Край возле самого неба: [очерки и рассказы]//В.Г. Распутин. – Иркутск: Вост-Сиб. книжное издательство, 1966
  6. Распутин В.Г. Последний срок//Распутин В.Г. Повести/В.Г. Распутин. – Красноярск, 1967
  7. Распутин В.Г. Прощание с Матерой//Распутин В.Г. Живи и помни: [повети, рассказы]/В.Г. Распутин. – М.: Эксмо, 2002
  8. Распутин В.Г. Человек с того света: [сборник рассказов]//В.Г. Распутин. – Красноярск, 1967

Желобцова Светлана Федотовна — кандидат филологических наук, доцент кафедры русской литературы ХХ века и теории литературы Северо-Восточного федерального университета имени М.К. Аммосова, г. Якутск.

Овчинникова Вера Егоровна — студент 1 курса магистратуры литература и культура Российских макрорегионов Северо-Восточного федерального университета им. М.К. Амосова, г. Якутск.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>