Я.Я. Горбунова

ОЦЕНОЧНЫЕ НОМИНАЦИИ ЧЕЛОВЕКА, ХАРАКТЕРИЗУЮЩИЕ УМСТВЕННЫЕ СПОСОБНОСТИ, В ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЕ МИРА РУССКИХ СТАРОЖИЛОВ ЯКУТИИ

THE ESTIMATED NOMINATIONS OF THE PERSON CHARACTERIZING MENTAL ABILITIES IN THE LANGUAGE PICTURE OF THE WORLD OF THE RUSSIAN OLD RESIDENTS OF YAKUTIA

Я.Я. Горбунова

Ya.Ya. Gorbunova

В данном исследовании мы проанализировали оценочные номинации, которые содержат в себе оценку умственным способностям человека. Семантическая доминанта «умственные способности» не является частотной, но занимает важное место в нашем анализе. Целью является определить нравственный образ человека через анализ оценочных номинаций с семантической доминантой «умственные способности». Такой анализ позволяет выявить немаловажную сторону нравственного образа человека в языковой картине мира русских старожилов Якутии.

In this research we have analysed the estimated nominations which comprise an assessment to mental abilities of the person. The semantic dominant «mental abilities» isn’t frequency, but it takes the important place in our analysis. The purpose is to define a moral image of the person through the analysis of the estimated nominations with a semantic dominant «mental abilities». Such analysis allows to reveal the important party of a moral image of the person in a language picture of the world of the Russian old residents of Yakutia.

Ключевые слова: оценочная номинация, русские старожилы Якутии, семантическая доминанта.

Key words: the estimated nomination, the Russian old residents of Yakutia, semantic dominant.

Актуальность работы определяется тем, что концепция категории оценки в целом и семантики оценочных номинаций, в частности, является востребованной в фундаментальных и прикладных исследованиях. При этом возникает необходимость поиска новых методов изучения и аспектов исследования оценочных номинаций с позиции лингвокогнитивного и лингвокультурологического подходов. Следует также отметить, что оценочные номинации, зафиксированные в словарях М.Ф.Дружининой, до сих пор не были объектом исследования.

Цель исследования – выявить нравственный образ человека через анализ оценочных номинаций с семантической доминантой «умственные способности». Образ человека является важнейшим звеном для изучения языковой картины мира. Так как языковая картина мира содержит в себе многовековой опыт людей, номинации, которые характеризуют человека в этом мире, отношения между людьми, отношение к миру, к Богу и т.п., занимают центральное место в когнитивной лингвистике. В основу нашей работы легла идея Е.С.Кубряковой о том, что «между мыслью и словом лежит этап номинации, связывающий мир действительности с миром языка и устанавливающий корреляцию между предметом и выбранным для его номинации звуковым отрезком» [8, 1978: 8].

Несмотря на территориальную близость с коренными народами Сибири, русские старожилы не утратили свои язык и культуру. Они заселяли Якутию почти четыре века. И к 20 веку сложилось постоянное русское население, которое современные исследователи называют «старожильческим». Методом сплошной выборки мы отобрали практический материал из четырех словарей русских старожильческих говоров на территории Якутии. Материал, собранный преподавателями и студентами ЯГУ в 50-х годах XX века, мы разделили на пять семантических доминант: «отношение к труду», «особенности характера», «особенности внешности и физическое состояние», «особенности поведения и речи» и «умственные способности».

Семантическую доминанту «умственные способности» условно можно разделить на три группы оценок:

1) негативное отношение к глупым людям: «балбан», «болванчик», «адиёт», «безумник», «беспонятной», «глуповатой», «дикоплешной», «недоуменький», «недоудомой», «околотень», «привратливый», «сарига»;

2) положительное отношение к грамотным людям: «антиллигент», «антиллигентка», «грамотей», «грамотной», «грамотущий», «грамотюга»;

3) положительное отношение к способным людям: «мастерный», «мастеровой», «могучий», «приемистый», «горазд», «язычный человек».

В данной семантической доминанте встречаются номинации, характеризующие сообразительного, умного, задумчивого и другие. Но они являются менее частотными.

Отрицательные номинации, характеризующие глупого человека, являются самыми частотными в словарях (14 слов), потому что обладают негативной эмоциональной окраской. В данной группе преобладают номинации, которые заимствованы из русского языка. Такие, как болванчик, глуповатой, адиёт, балбан, беспонятной и другие. Они сохранили лексическое значение, а форма некоторых номинаций отличается от общепринятых. Примечательна номинация «дикоплешной». Прилагательное «дикоплешной» означает ‘нелепый, бестолковый’ (о человеке). Ср.: «Ребенка оного выкормили, воспитали, но вырос-то он какой-то дикоплешный /У.-Ян. Каз./» [4, 2002: 46]. Слово не зафиксировано в толковых словарях В.И.Даля, А.П.Евгеньевой. Хотя в словаре В.И.Даля есть слово «дикий», которое обозначает странного, бестолкового, малоумного человека. В словаре А.П.Евгеньевой то же слово в седьмом значении символизирует странного и нелепого человека, но связь с интеллектуальными способностями человека не обнаружена. Данная номинация зафиксирована в «Словаре говоров русских старожилов Байкальской Сибири» Г.В.Афанасьевой-Медведевой, со значением, совпадающим с нашим: «2. Диковатый, непослушный, невосприимчивый к обучению и воспитанию, отличающийся странным поведением» [1, 2014: 116]. Но речь идет не о человеке, а о животном. Первое же значение слова связано с человеком, но характеризует только дикого и резкого человека. В народной картине мира такие свойства человека, как бестолковость, глупость и абсурдность порицаются.  В номинации «дикоплешной» нелепость поведения связывается с физическим недостатком – отсутствием волос на голове, что усиливает признак несуразности, противоречащий здравому смыслу.  Человек, у которого поведение не соответствует принятым нормам, является безрассудным, отождествляется с человеком, у которого появляются плешины как отклонение от нормально растущих волос. Внутренняя форма слова актуализирует причину, а лексическое значение – следствие. Маркируется связь между физическим недостатком и ненормативным поведением.

Оценочная номинация «привратливый» встречается в словаре русских старожилов два раза. Отличия есть в ударении и в смысле слов. Данная номинация, которая негативно оценивает глупого человека, имеет ударение на третьем слоге и имеет значение ‘умственно отсталый’. Ср.: «Родился он на приисках, маленько привратливый, память слабовата (Олек. Мач.)» [5, 2007: 214]. В словаре А.П.Евгеньевой присутствует слово «приврать», что обозначает прибавить от себя, солгать. Это значение соответствует второму слову «привратливый», ударение которого падает на второй слог и имеет значение ‘тот, кто любит говорить неправду, лгун’. Ср.: «Есть у нас сказочник, но он может прибавить, соврать вам. Он, однако, привратливый (Олек. Точ. Мач.)» [5, 2007: 214]. Общие корни этих слов уходят в прошлые века, когда использовалась фраза: «Полно врать пустяки». Почти как в выражении «говорить глупости». Как подтверждение, в словаре С.И.Ожегова слово «врать» в третьем значении «болтать, говорить вздор» [9, 2006: 229]. Имеет помету «устаревшее» и значение: «врать без умолку». Таким образом, номинации «привратливый» (оба варианта) имеют общий источник происхождения. В словаре  В.И.Даля глагол «врать» может быть синонимом глаголу «пустословить», который объективирует важный для русского человека концепт ПУСТОТА. Буквально «привратливый» означает ʿсклонный к действию «привирать», т.е. говорить неправду или пустословитьʼ. Префикс ПРИ- означает ʿслегка, немногоʼ. В целом реализуется модус порицания тех, кто обманывает и пустословит.

Некоторые оценочные номинации относятся сразу к двум семантическим доминантам. Например, к доминанте «особенности поведения и речи» относится оценочная номинация «бредиха», которую также можно отнести и к доминанте «умственные способности». «Пустослов, болтун. – А ей и заверить-то неможно, она бредиха /Чок. РУ/. Бредиха, правду-ту говоречь не могот, бултун <Бур. Кос./» [3, 1997: 81]. Номинация имеет внутреннюю форму, которая фиксирует следующую структуру: «нести бред». Номинация сохранила и значение, и негативную окраску, но изменила форму, добавив суффикс –их-. В словаре В.И.Даля можно встретить такие слова: «Бреда. Кто много бредит, городит чушь, врет с дуру», «Бредки. Городить, бредить», «Бредень, бредня.  Враки, вздор» [2, 1880: 128]. А в словаре А.П.Евгеньевой: «Бредить. 1. Говорить бессвязно и непонятно, находясь в бессознательном состоянии <…>. 2. В сильном увлечении думать и говорить о чем-л. одном» [7, 1985: 114]. Заметно, что оценочная номинация «бредиха» сохранила со временем форму существительного (суффикс –их- маркирует существительное), но при этом расширила значение: может объективировать очень разговорчивого человека. Номинация концептуализирует негативное отношение к человеку, который говорит чушь и бред.  В слове отождествляется бред как бредовое состояние и пустословие.

Остальные две группы семантической доминанты менее частотны: грамотный (7 номинаций), способный (8). Умелые люди пользовались уважением у русских старожилов. Такие номинации, как, например, «приемистый», имеет значение ‘1. Смышленый, ловкий, умелый’. Ср.: «Сын старший-то шустрый был, приемистый в делах, а младший нет (Лен. Хам.). Грамота у него небольша, но приемистый, знает ходы — выходы (Олек. Мач.)’ [5, 2007: 216]. В отличие от номинации «дикоплешной» слово «приемистый» встречается и в других русских толковых словарях (словари В.И.Даля и А.П.Евгеньевой). Только А.П.Евгеньева пишет о легкоуправляемом предмете, а не о характере человека. А в словаре Т.Ф.Ефремовой встречается только второе значение номинации «гостеприимный». Номинация образовалась от глагола «принимать». Суффикс –ист- указывает на признак. В данной номинации важную роль играет внутренняя форма слова, которая подразумевает «склонный принимать /воспринимать». Актуализируется оценочная пропозиция: люди с такой чертой характера приветствовались. Концептуализируется признак ‘способный воспринимать, учиться’. Человек, имеющий умения в различных делах и способный совершенствоваться, осмысливается как приносящий пользу обществу.

Также к группе, характеризующей способного человека, относится номинация «язычный человек». Номинация имеет лексическое значение: ‘знающий ряд других языков, кроме своего родного’. Ср.: «Он, говорат, грамотной бул, язычной человек (Н.-Кол. Н.-Колым.)» [6, 2007: 164]. В словаре В.И.Даля найдено соответствие: «Бойкий на язык, речистый» [2, 1880: 696]. Человек, знающий несколько языков, пользовался уважением среди народа. Так как русские старожилы были окружены местными народами, чей язык отличался в корне от русского, язычный человек обладал полезным навыком, который позволил сплотить эти народы. Хотя понятия полиглот и грамотный человек не означают одно и то же. Можно говорить на языке, не зная его структуры, не изучая специально для этого нужную литературу, а грамотный человек это в первую очередь человек, который получил образование. Хоть в данной номинации язычный человек имеет лексическое значение «грамотный», но подразумевается под этим человек не с образованием, а человек, который имеет способность говорить на нескольких языках.

Ко второй группе, которая характеризует грамотного человека, относятся такие номинации, как «антиллигент», «антиллигентка», «грамотей», «грамотной», «грамотущий», «грамотюга». Все номинации содержат в себе положительную коннотацию. Об этом свидетельствуют метатексты: «Антиллигент, -а, м. Интеллигент. – Руководит хорошо, когда он антиллигент, грамотный. А мы чё? Учить нас нихто не стал /Ханг. Булг./. Не надо учить антиллигентов, они знают, чё нужно холхозу /Лен. Салд./» [3, 1997: 28]; «Антилигенца, -ы, ж. Интеллигенция. – Вся антилигенца соберутся, совешшаются – учителя, врачи, вертенары /Олек. Нохт./. Наша сельска антиллегенца все может, они етому учились /Ханг. Син./» [3, 1997: 28]». Из примеров видно, что русские старожилы ценили людей с образованием, так как получение нужных знаний и навыков сопровождалось некоторыми трудностями, например, поехать в город. Для старожилов актуальным был только один из многих признаков концепта ИНТЕЛЛИГЕНТ – образованность. Так же немаловажен уровень грамотности: «Грамотёшка, -и, ж. Снисход. к грамота. – Читал он, писал мало-мало, грамотёшка небольша была /Ханг. Син./. Без грамотёшки трудно стало жить, особенно сейчас /Олек. Сан./» [4, 2002: 26].  Суффикс –ёшк- указывает на снисходительно-пренебрежительное отношение к людям, которые обладают небольшими познаниями. Аугметативные суффиксы –УЩ-, -ЮГ /а/ актуализируют позитивное отношение к хорошо образованным людям. Актуализируется модус восхищения такими людьми.

В оценочных номинациях, характеризующих образованного человека, подразумевается умственный труд, который ценится не меньше физического. При исследовании оценочных номинаций мы выделили отдельную семантическую доминанту «отношение к труду». Здесь снова мы видим номинацию, которую можно отнести к нескольким доминантам. Анализ лексического значения и внутренней формы номинаций, которые характеризуют отношение человека к труду, показывает, какое значительное место занимает труд, работа в жизни русских старожилов Якутии.  Труд воспринимается как потребность и средство выживания.

Таким образом, анализ оценочных номинаций, характеризующий умственные способности человека, позволяет раскрыть одну из сторон образа человека в сознании русских старожилов Якутии. Человек интеллигентный, грамотный, способный к совершенствованию, умеющий рассуждать здраво – такие качества приветствуются носителями говора.

Литература

  1. Афанасьева-Медведева Г.В. Словарь говоров русских старожилов Байкальской Сибири. Т. 14 / Научн. ред. Л.Л. Касаткин, С.А. Мызников. – Иркутск: Наука, 2014. – 480 с.
  2. Даль В.В. Толковый словарь живого великорусского языка. – М.: Издание книгопродавца-типографа М. О. Вольфа, 1880. – 723 с.
  3. Дружинина М.Ф. Словарь русских старожильческих говоров на территории Якутии (А-В): Учебное пособие. – Якутск: Изд-во Якутского ун-та, 1997. – 138 с.
  4. Дружинина М.Ф. Словарь русских старожильческих говоров на территории Якутии (Г-И) / Научн. ред. Н.Г. Самсонов. – Якутск: Изд-во Якутского ун-та, 2002. – 118 с.
  5. Дружинина М.Ф. Словарь русских старожильческих говоров на территории Якутии (К-П) / Научн. ред. Н.Г. Самсонов.  – Якутск: Изд-во Якутского ун-та, 2007. – 245 с.
  6. Дружинина М.Ф. Словарь русских старожильческих говоров на территории Якутии (Р-Я) /. Научн. ред. Н.Г.Самсонов. – Якутск: Изд-во Якутского ун-та, 2007. – 190 с.
  7. Евгеньева А.П. Словарь русского языка: В 4-х т. Т. 1. 3-е изд., стереотип. – М.: Русский язык, 1985. – 696 с.
  8. Кубрякова Е.С. Части речи в ономасиологическом освещении. – М.: Наука, 1978. – 114 с.
  9. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. Издание 4-е, доп. – М.: ИТИ Технологии, 2006. – 944 с.

Горбунова Яна Яковлевна – аспирант 3 года обучения, кафедра русского языка и речевой культуры, институт филологии и межкультурной коммуникации, Северный (Арктический) федеральный университет им.М.В.Ломоносова, г.Архангельск.

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>