А.И. Ощепкова, Н.Д. Горохова

ОСОБЕННОСТИ «ХОККУ» В.Я. БРЮСОВА

THE PECULIARITIES «HAIKU» BY V.YA. BRYUSOV 

А.И. Ощепкова, Н.Д. Горохова

A.I. Oshchepkova, N.D. Gorokhova

     Статья рассматривает особенности японского трехстишия  — «хокку» в переводе русского поэта-символиста В.Я. Брюсова. Перевод знаменитого стихотворения Мацуо Басе в форме «хокку», сделанный Валерием Брюсовым, был одним из первых, кто открыл для российской другую поэтическую культурe. Ему удалось с точностью передать особенности японской лирики, вместе с тем органично вписав ритм и смысл этого стихотворения  в  поэтическую традицию русского стиха.

    The article considers the peculiarities of the Japanese tercet — «haiku» in the translation of Russian symbolist poet Bryusov. Translation of the famous poem by Matsuo Basho in the form of «haiku» made by Valery Bryusov, was one of the first who discovered another Russian poetic culture. He managed to pass up especially Japanese lyrics, however, organically fit the rhythm and the meaning of this poem in the tradition of Russian poetic verse.

Ключевые слова: Брюсов, хокку, Мацуо Басе, метрика, силлабо-тоническое стихосложение.

Key words: Bryusov, haiku, Matsuo Bashō, metrics, accentual-syllabic versification.

    Для поэтики русского символизма была характерна ориентация на «чужие» культурные тексты. В.Я. Брюсов одним из первых русских поэтов обратил внимание на традиционную японскую поэзию.

    Японские формы стихотворений в жанре «хокку» появились еще в средневековье. Изначально они были представлены начальными строками жанра рэнга — «совместные стихи», но спустя некоторое время поэты сделали стихотворения еще более лаконичными — стали сочинять трехстишия. «Хокку» получило популярность и стало отдельным жанром японской поэзии.

    Прежде, чем приступить к рассмотрению текста В.Брюсова, необходимо дать определение понятию «хокку». М.Л. Гаспаров рассматривает «хокку» (хайку) как самые популярные классические формы силлабического японского стиха, состоящие  из трехстишия в 5+7+5 слогов [3, 1993: 272]. Исследователь японской классической литературы, переводчик В.Н.Маркова пишет о форме «хокку» следующее: «Она изображает жизнь природы и жизнь человека в их слитном, нерасторжимом единстве на фоне круговорота времен года» [6, 1973]. Ведь действительно, главной темой в «хокку» становится тема взаимоотношений человека с природой. Природа – это источник энергии, который дает человеку силы; это необычайная красота, которая вдохновляет его на создание поэтических строчек. Суть этой темы является так называемое «киго» – «сезонное слово», эмблематически обозначающее время года, его присутствие в семнадцатисложном стихотворении ощущается носителем традиции как строго обязательное. Нет «сезонного слова» – нет «хокку» [4, 2002: 197].

    Из истории японской поэзии известно, что наиболее известным мастером, который сыграл большую роль в становлении поэтического жанра «хокку», считается Мацуо Басе (1644– 1694) [5, 2001: 767]. «В поэзии хайку большую роль сыграли сформулированные Басё в форме бесед с учениками и записанные ими эстетические принципы саби («печаль») и ваби («простота», «опрощение»), каруми («легкость»), ториавасэ («сочетаемость предметов»), фуэйрюко («вечное, неизменное и текущее, нынешнее»)» — пишет Е.М.Дьяконова, в своей статье о японской лирике конца XIX — начала XX вв. [4, 2002: 193]. В связи с этим представляется важным рассмотреть интерпретацию В.Я.Брюсова – поэта русского символизма классического «хокку» Мацуо Басе «Старый пруд» (1686). Дословный перевод стихотворения выглядит так:

фуру (старый) икэ (пруд) я (о!)/

кавадзу (лягушка) тобикому (нырнула)/

мидзу но (воды) ото (звук)// [1, 1985: 48].

     В переводе Валерия Брюсова метрическая структура «хокку» выглядит следующим образом:

О, дремотный пруд,/прыгают лягушки вглубь,/

слышен всплеск воды//

[2, 1973: 335].

 

-U/-U/-//-U/UU/-U/-//

-U/-U/-//

 

     Стихотворение русского поэта сохраняет строфу в три строки, тем самым выдерживая четкую графическую форму «хокку».  В то же время Брюсов отходит от силлабической метрики классического «хокку», перевод написан классическим для русской поэзии силлабо-тоническим стихом: 3-стопным хореем. По всей  видимости, поэт-символист в выборе метрического размера опирался, прежде всего, на поэтическую традицию русской поэзии ХIХ века. М.Л.Гаспаров, рассуждая о семантике 3-стопного хорея, подчеркивал,  что «связь между формой и темой действительно есть, но связь эта — не органическая, а историческая» [3, 1993: 237]. В частности, исследователь проанализировал 75 стихотворений и выделил в качестве семантической окраски 3-стопного хорея такие темы как путь, природа, тоска, смерть, несчастная любовь. По всей видимости, семантическая традиция русского хорея продолжается и в подражании «хокку».  В стихотворении  Басе создает пейзажную зарисовку, но при этом насыщает ее глубокой философией, всматриваясь в «самую лягушку». Здесь акцент дается на звук воды после прыжка лягушки. Тем самым, производя впечатление на тишину мира. При помощи семантического ореола 3-стопного хорея Брюсову удалось с точностью передать основные элементы японской лирики: пейзажность и философичность.  Брюсов в стихотворении предпочитает метафорический эпитет «дремотный» вместо — «старый«. «Дремотный» состоит из пяти слогов, как в классическом «хокку». Эпитет передает состояние тишины, мечтательности, фантастичности. Вторая строчка звучит как «прыгают лягушки вглубь». Указание на незримую глубину, на неявленную тайну, присутствующее в мотиве глубины, к тому не измеренной, не осознаваемой в своей протяженности передано через избранное поэтом местоимение «вглубь». Поэзия Брюсова передает ощущение объема и вида пространства. Она живописна, передает звуки и тишину, то есть создает законченный емкий образ мира – образ запечатленного во всей полноте его составляющих мгновения, которое можно видеть, слышать, осязать, обонять, чувствовать на вкус, то есть воспринимать во всей полноте как реальное состояние мира, переживаемое тогда поэтом и сейчас – его читателем. Перед каждым поэтом, который берется за написание «хокку», стоит сложная задача – привить к читателю лирическое настроение, возбудить безграничный интерес и пробудить воображение, которое рисует красочные картины при прочтении.

     Итак, в брюсовском переводе, в трех строчках — три плана перспективы. Это зрительная, когда мы видим «дремотный пруд». Вторая строчка детализирует течение времени – «прыгают лягушки вглубь». И третья – слуховая – «слышен всплеск воды…».

    Таким образом, интерпретация В.Я.Брюсова классического «хокку» Мацуо Басе «Старый пруд» существенно отличается от первоисточника метрической структурой. Стихотворение Брюсова написано, в отличие от японского силлабического стиха, 3-стопным хореем, удачно имитировав силлабическое трехстишие «хокку» (5+7+5). Брюсовский перевод удивительно точно передает именно «японское» восприятие стихотворения как запечатленного мгновения бытия мира, но запечатленного во всей живописной, музыкальной, осязаемой и обоняемой полноте. Философичность японского трехстишия, его смысловая глубина переданы в переводе удивительно емко, при этом зримый и слышимый планы стихотворения, его конкретность не теряют актуальности. Вместе с тем, несомненной удачей поэта является то, что семантическая окраска 3-стопного хорея органично вписала это стихотворение в русскую пейзажную лирику, традиции которой восходят к лермонтовским «Горным вершинам». Именно символист Брюсов, передающий в конкретном образе (возможно, вещественном и предметном, возможно, и природном) символическую глубину и смысловую неисчерпаемость удивительно точно уловил и передал эти же качества, присущие иной культуре, иным поэтическим образам.

Литература

1. Басё. Стихи. М.: Худож. Литература, 1985. — С. 48

2. Брюсов В. Я. Собр. соч.: в 7 т. – Т.2. – М., 1973. – С. 335.

3. Гаспаров М.Л. Русские стихи 1890-х – 1925-го годов в комментариях. – М.: Высшая школа, 1993. – С.272.

4. Дьяконова Е. М. Поэзия японского жанра трехстиший (хайку). Происхождение и главные черты // Труды по культурной антропологии. – М.: 2002. – С. 193-197.

5. Мировая художественная культура: Учеб.пособие/ Колл. авт.: Б.А. Эренгросс, В.Р. Арсеньев, Н.Н. Воробьев и др.; Под. ред. Б.А. Эренгросс/ — М.: Высшая школа, 2001. – С. 767.

6. Японские трехстишия (хокку). Перевод с японского Веры Марковой// Художественная литература: Предисловие В.Марковой. — М.: 1973.

Ощепкова Анна Игоревна — кандидат филологических наук, заведующий кафедрой русской литературы XX века и теории литературы Северо-Восточного федерального университета имени М. К. Аммосова, г. Якутск.

Горохова Нюргуяна Дмитриевна — студентка 3 курса русского отделения группы прикладная филология филологического факультета Северо-Восточного федерального университета имени М.К. Аммосова, г. Якутск.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>