М. В. Тарабукина, А. М. Тарабукина

       

 

РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ КОНЦЕПТОВ ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ

В ПРОЗЕ Н. ЛУГИНОВА

(НА МАТЕРИАЛЕ ПОВЕСТЕЙ «КУСТУК» И «БАЛЛАДА О ЧЕРНОМ ВОРОНЕ»)

 

THE REPRESENTATION OF CONCEPTS LIFE AND DEATH IN EARLY PROSE OF N.LUGINOV

(BASED ON THE NOVELS OF «KUSTUK» AND «THE BALLAD ABOUT A BLACK RAVEN»).

М. В. Тарабукина, А. М. Тарабукина

M. V. Tarabukina, A. M. Tarabukina 

Аннотация: В статье предпринимается попытка анализа функционирования универсальных концептов «Жизнь» и «Смерть» в ранней прозе якутского народного писателя Республики Саха (Якутия) Н.А. Лугинова, которые представлены как особая единица авторского сознания в пространстве художественного текста и как составляющая национальной картины мира. Рассматривается лингвокультурологическая интерпретация объективных и субъективных значений концептов.

Abstract: In the present article an attempt of the analysis of representation of concepts «Life» and «Death» in early prose of the Yakut national writer N. Luginov is wrote, which is presented as special unit of author’s consciousness in space of the literary text and as a component of a national perception of the world.

Ключевые слова: концепт; художественный текст; национальная картина мира; авторская картина мира; мировоззрение

Key words: a concept “Life”, literary work, national perception of the world

     Осознание языка как феномена культуры, как культурно — исторической среды, воплощающей в себе историю, культуру, обычаи народа, постижение его как сокровищницы культуры, способствующей хранению и передаче материальной и духовной культуры общества от поколения к поколению, приводит к необходимости описания национально — культурного компонента значений языковых единиц всех уровней и, прежде всего, лексики.

 

Современная гуманитарная модель, в которой язык воспринимается не только как семиотический процесс, но и как культурный код этноса, позволяет рассматривать текст как составляющую культуры, мировоззрение нации через призму индивидуально-авторского способа восприятия мира, который закодирован в тексте концептами.

В данном рассуждении на первый план выдвигается мысль о том, что «…в отличие от обобщенных познавательных концептов художественные концепты индивидуальны, личностны, размыты и психологически более сложны; это комплекс понятий, представлений, чувств, эмоций, иногда даже волевых проявлений, возникающий на основе художественной ассоциативности» [5, 2004: 34-35]. Так, автор наряду с универсальными, общечеловеческими знаниями выражает свои самобытные знания о мире в литературно-художественной форме. Именно этим обусловлен интерес современных исследователей к концептам.

Изучая универсальные концепты ЖИЗНЬ и СМЕРТЬ в малой прозе Н. Лугинова, можно выявить традиционные представления, присущие языковой картине мира якутов.

Из множества определений концепта нашему исследованию ближе замечание Дмитрия Сергеевича Лихачева о том, что концепт является ключевым инструментом в описании языковой картины мира этноса, заключенной в художественном произведении: «Если изучать всю сферу концептов, то тут оказывается необычайное богатство и теснейшая связь с культурой народа – с литературой и устным народным творчеством в первую очередь» [3, 1996: 8]. Именно этим обусловлено изучение художественных текстов с лингвокультурологической точки зрения, так как авторский текст – это отражение индивидуального сознания через призму определенной культуры. Таким образом, текст напрямую связан с культурой, так как в нем закодированы культура и историческое знание нации.

В произведениях народного писателя Республики Саха (Якутия) Николая Алексеевича Лугинова широко представлена национальная картина мира якутов. Его творческий путь начался в 1970-х годах короткими рассказами и повестями, среди которых философские повести «Кустук» и «Баллада о Черном Вороне» [6, 2013:37]. Данные повести были написаны во время жизни писателя на севере Якутии, в Булунском и Аллаиховском районах. На русский язык повесть «Кустук» (1979 г.) перевел русский писатель и переводчик Владимир Александрович Карпов, «Баллада о Черном Вороне» (1980 г.) переведена русским прозаиком и переводчиком Петром Николаевичем Красновым. Соратники и переводчики Николая Лугинова смогли донести до русскоязычного читателя не только содержание текста, но и особенности национальной картины мира якутского народа.

Данные произведения представляют особый интерес для изучения раннего периода творчества Н. Лугинова с лингвокультурологической точки зрения по нескольким причинам: во-первых, главными героями выступили необычные образы – собака и ворон. Автор повествует от лица домашнего животного и дикой птицы, наделяя их человеческими качествами; во-вторых, «в повестях 1970-80-х годов Н. Лугинова сформулирована основная концепция человека и действительности писателя, заложены его художественные традиции. В них выявляются этапы творчества писателя, начиная с его ученического периода до становления автора со своим оригинальным видением мира» [6, 2013: 40].

Концепты ЖИЗНЬ и СМЕРТЬ являются одними из ключевых в мировоззрении каждого народа, именно этим обусловлен факт включения данных понятий в список универсальных человеческих понятий.

Для выявления представлений о жизни, закодированных в имени концепта, нами проведен лингвокультурологический анализ концепта ЖИЗНЬ. Концепт ЖИЗНЬ состоит как из объективных, так и субъективных, т.е. авторских смыслов.

Объективные значения концепта можно выявить путем компонентного анализа словарных дефиниций. Лингвокультурологический анализ текстов произведений Н. А. Лугинова показал, что концепт ЖИЗНЬ может репрезентироваться в 7-ми объективных значениях:

  1. «Особая форма существования, бытие, закон жизни» (48 из 113 употреблений).
  2. «Физиологическое существование человека, животного или растения» (31 из 113 употреблений).
  3. «Период существования от рождения до смерти человека, животного или растения» (14 из 113 употреблений).
  4. «Отдельное живое существо, человек» (2 из 115 употреблений).
  5. «Уклад, способ существования» (3 из 113 употреблений).
  6. «Деятельность, оживление» (7 из 113 употреблений).
  7. «Энергия, внутренняя бодрость, полнота духовных и нравственных сил» (8 из 113 употреблений).

Для расшифровки авторских значений концепта ЖИЗНЬ у писателя нами вычленены субъективные значения, отличные от объективных. В результате анализа материала выявлены следующие значения, которые связаны с номинациями жизни:

  1. «Жизнь как непреложное правило». С точки зрения Н. А. Лугинова, жизнь – это неукоснительное следование Закону Жизни, непреложным правилам: «И вот в борьбе с Законом Жизни начинает изнемогать Бык Зимы, остановивший все, кроме бега светил и времени, вот уже сломался один рог морозов, другой следом…» [4, 2007: 29].
  2. «Жизнь как цикл». В повестях жизнь рисуется нам как круг, который «вращается» «вокруг» солнца, сменяя времена года, поколения людей и животных: «Но то был лишь сладкий обман ожидания, вокруг которого вращается жизнь мира и само Небесное Светило – Белое Солнце» [4, 2007: 38]. «К солнцу якуты относятся с великим почтением. Это и весьма понятно, т.к. они видят воочию, что без этого светила невозможно жить на земле» [2, 1979: 12]. В мировоззрении якутов солнце – белое: «Якуты не говорят красное солнышко, они говорят именно “белое солнышко”: “Үрүҥ күн, маҕан күн”» [2, 1979: 13].
  3. «Жизнь как наказание». Писатель пишет о жизни как о муках. Жизнь, в его понимании, – это не только радость и счастье, но и испытания, муки, которые должно испытать каждое живое существо: «О нет, тяжелы муки живого, неспокойна его судьба!» [4, 2007: 46].
  4. «Жизнь как рождение в земном, среднем мире»: «Да, жизнь среднего мира исполнена печали» [4, 2007: 51]. Н. А. Лугинов как представитель якутов мир воспринимает трехуровневым, поэтому жизнь мирская проходит в середине – Среднем мире. «По представлениям древних якутов, мир был трехъярусный: верхний, средний и нижний» [2, 1979: 9].

На основании лингвокультурологического анализа материала можно выделить объективные значения, присущие концепту СМЕРТЬ:

  1. «Прекращение жизнедеятельности организма» (из 35 из 108 употреблений): «Вскоре заболела и умерла старуха Дарья, жена Охонона» [4, 2007:17];
  2. «Переход к вечной жизни» (16 из 108 употреблений): «Я-то прожил свой вороний век достойно и скоро улечу в иные небеса» [4, 2007: 44];
  3. «Конец всему, какой-либо деятельности» (57 из 108 употреблений): «Но всему есть свой предел, пришел он и силам ондатры» [4, 2007: 34].

Субъективные значения концепта СМЕРТЬ в прозе Лугинова:

  1. «Смерть как свобода»: «Тогда конец этой унизительной неволе, они с Иччи вернутся в родные края» [4, 2007: 16]. В мировоззрении якутов смерть можно было рассматривать как переход к новой жизни. По мнению Р. И.  Бравиной, «…смерть воспринималась в якутской традиции не как тяжелый рок: якуты видели в ней как бы порог на пути к новому существованию» [1, 2000: 197].
  2. «Смерть как пустота»: «Глядя на этот мир, доведенный до последнего предела, думаешь: “Может, впереди пустота?..”» [4, 2007: 44].
  3. «Смерть как Закон»: «…ничего не напрасно в этом огромном, суровом и прекрасном мире; и если кто-то и уходит, чтобы никогда не вернуться, то оставляет обязательно след, как не может не оставить следа за собой даже самый опытный охотник» [4, 2007: 61]. В якутской пословице говорится: «Өлүү – киһи куоппат иэһэ» (Смерть – неминуемая участь человека) [7, 1965: 172], так и в изучаемых нами повестях смерть воспринимается как непреложный Закон, от которого никому не суждено скрыться.

Концепты ЖИЗНЬ и СМЕРТЬ в повестях «Кустук» и «Баллада о черном вороне» Н. А. Лугинова вступают в синонимические отношения: «Потому что кто бы кем ни был, как бы ни существовал, продолжая жизнь свою, но без Иччи, объединяющего и дающего смысл всему, всем этим бесконечным рождениям, умираниям, весь мир подобен был бы юрте без потолка…» – и в антонимические отношения: «“Если есть смерть, значит, есть и жизнь”, –  хотел каркнуть Черный Ворон» [4, 2007: 34]. При изучении лексико-семантической структуры концептов ЖИЗНЬ и СМЕРТЬ антонимия и синонимия позволяют исследовать различия и сходства одних и тех же репрезентаций концептов более точно. Р. И. Бравина в своей работе «Концепция жизни и смерти в культуре этноса» пишет: «Одним из признаков Среднего мира мифопоэтическое мышление выделяло его населенность людьми, “рожденными на погибель”, ставя, таким образом, между понятиями “рождение” и “смерть” знак равенства: рождение предполагает смерть, а смерть – рождение» [1, 2000: 297]. По данным лексикографического анализа, главными концептуальными признаками жизни являются «существование и деятельность», тогда как смерть – «прекращение существования, жизнедеятельности».

Народный писатель Н. А. Лугинов представляет собой оригинальный пример языковой личности, чей художественный дискурс заслуживает внимания с лингвокультурологической точки зрения. Как показывает лингвокультурологический анализ, структура концептов ЖИЗНЬ и СМЕРТЬ в раннем творчестве Н. А. Лугинова включает в себя объективные и субъективные значения. Наиболее частотными у Н. Лугинова являются проявления концепта ЖИЗНЬ в объективном значении – «особая форма существования, бытие, закон жизни», концепта СМЕРТЬ – в объективном значении «конец всему, какой-либо деятельности». В исследуемых произведениях Николая Лугинова в достаточно полной мере нашли отражение универсальные концепты ЖИЗНЬ и СМЕРТЬ, по которым можно ознакомиться с языковой картиной мира якутов.

Литература

  1. Бравина Р. И. Концепция жизни и смерти в культуре этноса: реконструкция, традиции и современность. На материале культуры Саха: дисс. … д.и.н. Якутск, 2000. 383 с
  2. Кулаковский А. Е. Научные труды. Якутск: Якутское книжное издательство, 1979. 484 с.
  3. Лихачев Д. С. Концептосфера русского языка // Очерки по философии художественного творчества. СПб.: Русско-Балтийский информационный центр БЛИЦ, 1996. – С. 143-155.
  4. Лугинов Н. А. Пути земные, пути небесные: повести, легенды. Якутск: Бичик, 2007. 192 с.
  5. Маслова В. А. Введение в когнитивную лингвистику: учебное пособие. М.: Флинта; Наука, 2004. 296 с.
  6. Окорокова В. Б., Пермякова Т. Н. Человек и мир в повестях Н. Лугинова. Якутск: Издательский дом СВФУ, 2013. 165 с.
  7. Сборник якутских пословиц и поговорок / сост. Н. В. Емельянов. Якутск: Якуткнигоиздат, 1965. 246 с.
  8. Тарабукина М. В., Тарабукин В. А. Русско-якутский тематический словарь. Якутск: Издательский дом СВФУ, 2012. 420 с.

Тарабукина Марфа Васильевна - кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка филологического факультета Северо-Восточного федерального университета им. М. К. Аммосова, г. Якутск.

Тарабукина Анита Михайловна - магистрант 2 курса филологического факультета Северо-Восточного федерального университета им. М. К. Аммосова, г. Якутск.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>