Е.В. Дишкант, Г.Е. Гизатуллина

 

ОНТОЛОГИЧЕСКИЕ КОНЦЕПТЫ В  ЛИРИКЕ ИРИНЫ ДМИТРИЕВОЙ

THE ONTOLOGICAL CONCEPTS IN THE  LYRICS IRINA DMITRIEVA

Е.В. Дишкант, Г.Е. Гизатуллина 

E.V. Dishkant, G.E. Gizatullina

Аннотация: В статье выявляются онтологические концепты  в творчестве современного поэта Якутии  Ирины Дмитриевой. Представлен анализ стихотворений сборников разных лет. Основными концептами ранней лирики являются одиночество, жизнь, смерть. В более поздних произведениях реализуются концепты: вера, надежда, Бог. Библейские мотивы служат сюжетообразующей основой философской лирики автора.

Abstract: The article reveals ontological concepts in the work of the contemporary poet of Yakutia Irina Dmitrieva. The analysis of poems of collections of different years is presented. The main concepts of the early lyrics are loneliness, life, death. In later works, concepts are realized: faith, hope, God. Biblical motifs serve as a plot-forming basis for the author’s philosophical lyricism

Ключевые слова: онтология, проблема бытия, природа, одиночество, вера

Keywords: ontology, theproblemofbeing, nature, loneliness, faith

     Онтология — раздел философии, рассматривающий основные и наиболее общие характеристики бытия (сущего). Этосистема всеобщих понятий бытия, постигаемых с помощью сверхчувственной и сверхрациональной интуиции. Поэзия и философия близки между собой, обращаясь к осмыслению основ бытия. Своими интерпретациями поэт, как и философ, может создавать особую реальность [7, 2003:6].

Поэтическое творчество столь же конструктивно, как и философское, поскольку областью деятельности и поэта и философа является язык, выговаривающий себя в актах поэтического и философского творчества. Таким образом, общим корнем поэзии и философии является Бытие как Слово. Быть – значит наличествовать, присутствовать – «веществовать». Феномены веры, мечты или памяти, несмотря на свою «идеальность», обретают, осуществляют себя в живом вещественном человеке и, таким образом, также оказываются включенными в мир реального наличествования. [4, 2005: 94].

Основными онтологическими концептами ранней лирики Ирины Дмитриевой являются одиночество, жизнь, смерть. Большинство стихотворений пронизаны глубокой болью, обреченностью, иногда и безысходностью положения: «Я никак не могу /Приспособиться к миру/ Сколько разных людей/ Беспокойную Иру /Вспоминает? А сколько/В  холодных могилах?» [6, 2016: 88].

По справедливому утверждению Лидии Романовой, у И. Дмитриевой в сборнике «Избранное мной» постоянен мотив искупления и очищения души- души верующей и принятой Богом. («Лбом впитаю святочный елей…», «Ступив ногой в души моей долину») [8,2001:54]

Уже в сборнике «Другая» заявлены онтологические темы, которые станут основными в творчестве поэта: жизни, смерти, Бога, природы. В стихотворении «Знаешь, всему свое время под горестным небом…» бытие ощущается как категория времени, которое «…не вернуть», «…что ушло, то пропало» [9,2000: 45].

Стихотворение «Помилуй, Господи!  В небо хочу- домой!» становится программным произведением поэта. Главный герой ищет прибежище у  Бога. «Не мольбами- терзаниями духа и тела. Дай мне, Боже, дорогу обратно забыть»  [12, 2000: 25], «Откроется ли дверца, к нему путь?» [12, 2000, 51]

Высказывания из Библии часто служат отправной точкой в  поэтических размышлениях автора: «Бог есть любовь, и пребывающий в любви  пребывает в Боге, и Бог в нем»(1-е Иоанна, 4:16) в стихотворении «Поэт всегда на службе у небес»: «Со словом «Бог» рифмуется «любовь»,/ А больше им и ничего не надо»[12, 2000: 40].

Бытие нередко предстает как мистическая пустота. Наполненная вещами, она создает реальную действительность: одни вещи реальны, но не действительны, поскольку они сами по себе не действуют; другие и реальны и действительны, поскольку действуют[13]: «Невыносима невесомость неба, /невыносима легкость бытия.// Неисполнимо- просто быть, / и я /Судьбы прошу, как нищий просит хлеба: //От сна до сна по жизни провести…»[ 12, 2000: 52].В стихотворении «Хочу назад, в свое ребро..» поэт обращается к Вере и Богу. Вера становится тем единственным лекарством, которое способновозродить человека, наполнить жизнь истинным смыслом: «Хочу назад, в свое ребро,- // Стать костью той, ее движеньем. // Боль переплавлю в серебро для крестика с изображеньем..» [12, 2000: 39].

Одно из стихотворений имеетключевое для понимания идейно-философского значения творчества поэта название «Преодоление молчания (онтологические опыты)». Автор обращается вглубь себя через Бога. «Мне быть легко-существовать не просто!» — говорит лирический герой, убежденный в том, что он должен прислушаться к внутреннему голосу: «Умея гласу внутреннему внять». Он ищет родственную душу: «Ищу родства духовного-не роста» и задается вопросом:«Я знаю все- но не могу понять. Как совпадает это: быт и я?». Ему недостаточно обывательского существования, для неговажен духовный поиск: «Согласна мир на тишину обречь, чтобы познать структуру бытия, прослышать горлом подлинную речь». «Подлинная речь» — это стихи, которые рождаются у поэта, и благодаря стихам можно познать структуру бытия, так как философское осмысление бытия подводит к сокровенным глубинам человеческой жизни, к тем коренным вопросам, которые человек способен ставить перед собой в минуты высочайшего напряжения духовно-нравственных сил[2, 2003:3].

Лирический герой констатирует существование «случайной жизни», т.е. состоящей из сложившихся случайностей: «Пусть жизнь моя случайная убога, / Мысль бытия особенный режим». Размышления над логикой существования приводят к самообретению: «Я из себя подчерпываю Бога,/и подвиг мой не заменим чужим»[2, 2003: 38].. Герой начинает задумываться о Божьем провидении, и это все неспроста, ведь нельзя заменить свой подвиг чужим, так как человек  должен прожить свою жизнь так, как предписано Богом.

     Во второй части стихотворения звучит ряд риторических вопросов, имеющих онтологическое значение: кто я? для чего я существую? Метафора «консервный нож рассудка слишком туп, /Вскрыть жизнь бессилен, суть не поддается» [2, 2003: 38] выражает мысль о невозможности с помощью рассудка  познать суть жизни. «Мне бытие само себя открыло. //Открыв в себе таинственном меня» — вопросы бытия возникли именно с самоанализом, и бытие как бы «открывает» героиню, находящуюся в постоянном духовном поиске.

В произведениях И. Дмитриевой важное место отведено и концептам: Надежда, Вера, Бог. Поэт использует оппозиции:  надежда-безнадега, ложь-истина, свой – чужой, смерть- жизнь.Рассмотрим на примерах: «Мне нет надежды на людей, но есть последняя на Бога (безнадега-надежда); Сквозь чащи призрачных идей. Ведет к Нему одна дорога»(смерть-жизнь). Метафора «чащи призрачных идей»  означает  нехватку духовного видения и света; область смерти. Дорога  символизирует жизнь человека, ее течение или направление; путь развития [3, 2000]https://how-to-all.com/значение:дорога

Ложь — истина:  «Но как недоброе прощать, И пафос лживых обещаний/ Чтоб истину не упрощать до бесполезных увещаний?»

Поиски – прекращение поисков: «Как стать последней? /Перестать. //Искать свое среди творений».

Жизнь в метафизическом смысле — основной мотив созерцающего мир мышления — как содержание переживания человека, жизненная судьба вообще. В стихотворении «Преодоление молчания» поставлены вопросы о смысле, ценности и цели жизни, и ответы на них даются с точки зрения основных существующих мировоззренческих предпосылок. «А сморит сон, в свернувшемся комочке /Вся жизнь видна, как мир в одной росинке»[2,2003: 3].

В стихотворении «Одиночество-один ночью в переполненной чужим…» автор использует библейские символы:  «А во сне мне снится белый, как судно, голубь-небесное суденышко..», «для кого-то Судный день наступает сегодня ночью..».  Судный день становится аллегорией конца жизни и расплатой за грехи.

Концепт «Вера» в стихотворении «Нас разделял всего десяток лет…» трактован в христианском значении как спасение,  свободно-благодатный переход человека от зла к добру, от жизни по стихиям мира и от вражды против Бога к жизни самоотверженной и к общению с Богом. [5,2003: 107].

Лексема «вера» означает духовную связь с Богом, дающую веру в свои силы: «И данный Богу Вышнему обет, / И на молитве позднее стояние…как ветхость слов Евангельский Завет…//Пошли Господь, нам что-нибудь такое, /Чтобы плодами веры или дел/ Спастись и вместе в Царственный предел/ Врасти, как в мир-соцветие левкоя» [2,2003: 15]; «Нет веры-нет и над собой побед» [2,2003:18].

В пятой книге «Последнее тепло» И. Дмитриева пишет стихи в форме танку. Танка (яп. 短歌 танка, «короткая песня») — 31-слоговая пятистрочная японская стихотворная форма (основной вид японской феодальной лирической поэзии), являющаяся разновидностью жанра вака (яп. 和歌вака, «песни Ямато»).Стихотворения представляют собой синтез соединения  темы северной природы  и православной  религии.  О  кратковременности и быстротечности человеческой жизни автором сказано  лапидарно и образно:«Между хвоинок я не успела заметить капли дождя-/Жизнь прошла. /Пролетела/ Раньше, чем дождь в сентябре. [10, 2010: 61]

Стихотворение «Август» посвящено  христианскому празднику    Преображению Господню: «…Батюшка в белом-/лик его ясен и светел-/ Медлит, как будто/Той подчиняется силе, /Что на Фаворе страшным сиянием слепит, /Слушает Бога и покаянный наш лепет. //Преображенье?// Этого не попросили…»[10, 2010:17]

В стихотворении «Что это, Господи, там- у меня внутри?» [ 10, 2010: 8] автор прибегает к приему аллюзии, обращаясь к библейскому преданию (Дан., V, 25—28): во время пиршества царя вавилонского Валтасара и поругания его над священными сосудами, принесенными из иерусалимского храма, появилась кисть человеческой руки, которая начертала перстом на стене какие-то слова. Когда никто из вавилонских мудрецов не мог ни объяснить, ни даже прочитать написанного, призван был пророк Даниил; по его изъяснению слова эти означали: царство твое Бог исчислил (мене), ты взвешен на весах (фекел), т. е. оказалось, что в тебе недостает того, за что можно было бы продлить твое существование, и твое царство разделяется (фарес).[9]

Та же тема быстротечности жизнизвучит и в стихотворении «Уже состарились подснежники…»: «И женщина- так быстро бабушка, /Хоть верить зеркалу не хочется. // Душа подвижная, как бабочка, /Но шов на шов по жизни строчится» [10, 2010:32].

Лейтмотивом всего творчества И. Дмитриевой выступает духовный путь к Богу: «Акаций шелестит густая куща- /Прапамять там беседует с грядущим-/ И знаменно с березовым листом /Пророчит путь веселый, за Христом» («Как тесен мир мой- узкая кровать…»)[ 10, 2010: 34], «Не думай обо мне так громко-/Разбудишь! Вот уже проснулась. // Восхода розовая кромка / Шелками неба не коснулась.  // В углу паук  танцует  польку, / Ну словно нет на свете лиха.// Я слышу мысль твою и только. //Как тихо, Господи! Как тихо[10, 2010:21],  «Что Он хочет, что Он шепчет мне в ухо? // Лишь позвал- и я пошла по воздуху. // Не сама- туда молитвы несут. //Страшен, Господи, мне Страшный твой суд («Тень свернулась кошкой серой у кресла..») [10,2010:7].

Одним из частотных образов, к которым обращается поэт в шестом  сборнике «Слова на песке», становится время. В стихотворении  «Слова на песке»  мы находим аллюзию к европейскому фольклору  и к произведению Д. Селинджера  «Над пропастью во ржи»: «У Вечности на берегу, /Над пропастью во ржи/Леплю- души не берегу-  песочные коржи…», «…И гибнет дом мой- на песке-  /Торопит бабий век. //И сыплет мне в глаза песок /Песочный человек»[11, 2015:8].Время предстает как короткий отрезок пребывания человека на земле (физическое существование человека) и как частичка Вечности (духовная жизнь): «Время мое, ты утекло, но осталось!»,  «…Я не считаю тебя- вижу и слышу. //Я твоя часть, сгусток материи, участь- /Быть, прирастать к Вечности, плачась и мучась («Слушая время»)[11,2015:38].

Поэзия И. Дмитриевой – приобщение и прикосновение к Богу, озарение и воскрешение души. В стихотворении «Причастилась» главная  героиня духовно перерождается, ощущает себя частью Божьей Благодати. «Краюха рая досталась- Такая вот Божья милость- Причастилась» [11, 2015:37],«Нет, причастилась, словно полетела. // Я- это Ты.// Я кровь Твоя и тело[11,2015:73].

Но путь к Богу непрост, лирический герой постоянно проходит испытание верой, горестно признавая, что он не святой, а простой человек: «Жаждет душа моя Бога живаго… //Ищет и жаждет- и знать не желает. //В путь отправляется доктор Живаго- / В самый последний- в вонючем трамвае…», «Я Тебе верю, я верю, но что же/ Делать, когда остановлено время? // Время- проститься? // Прости меня, Боже! // Ах, как легко Твое иго и бремя…» [11,2015: 6]. Здесь мы видим вновь интертекстуальную ссылку, теперь уже к произведению Бориса Пастернака «Доктор Живаго». Если темой ранних стихотворений И. Дмитриевой являлось одиночество и боль, бесприютность, то в последних сборниках духовный поиск приводит лирического героя к Богу, к обретению Веры.

Таким образом, проведенный нами лексико-семантический анализ позволяет утверждать, что онтологические концепты в произведениях И. Дмитриевой реализуются с помощью ключевых лексем: «Бог» и  «Вера»,  средствами реализации выступают метафора и сравнение. Библейские мотивы часто служат сюжетообразующей основой философской лирики автора. Поэзия И. Дмитриевой подтверждает справедливость утверждения Н. Гумилева: «Поэзия и религия — две стороны одной и той же монеты. И та и другая требуют от человека духовной работы. Но не во имя практической цели, как этика и эстетика, а во имя высшей, неизвестной им самим» [1, 2010].

Литература

  1. Горбачев Ю.: литературный дневник [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://gumilev.ouc.ru/chitatel.html
  2. Дмитриева И.А. Преодоление молчания. Стихи. Якутск: Бичик, 2003.
  3. Ефремова Т. Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. [Электронный ресурс].  Режим доступа: http://www.efremova.info/word/doroga.html#.WRF1RBlSCM8
  4. Карасев Л.В. Онтологическая поэтика Институт философии Российской Академии Наук. 2005 [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://iphras.ru/page51136185.htm
  5. Новоселов М.  А. Догмат и мистика в Православии, Католичестве и Протестантстве [Электронный ресурс]. Режим доступа:http://detectivebooks.ru/book/21870712/?page=12
  6. Сивцева А.В. СВОЕОБРАЗИЕ ПОЭТИКИ ПРОИЗВЕДЕНИЙ ИРИНЫ ДМИТРИЕВОЙ[Электронный ресурс]. Режим доступа: http://elibrary.ru/item.asp?id=26286042
  7. Тюкина С.В. Поэтическая онтология как проблема философского знания. Автореферат дисс. канд. философских наук. 2006 [Электронный ресурс]. Режим доступа:http://cheloveknauka.com/poeticheskaya-ontologiya-kak-problema-filosofskogo-znaniya
  8. Романова Л. Навстречу воскресенью. Журнал Полярная Звезда.-2001.№3.
  9. Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://dic.academic.ru/dic.nsf/brokgauz_efron/66579/%D0%9C%D0%B5%D0%BD%D0%B5

10. Дмитриева И. А. Последнее тепло. Стихи. Якутск: Бичик, 2010

11.  Дмитриева И.А. Слова на песке. Стихи. Якутск: Бичик, 2015

12. Дмитриева И.А. Другая. Сб. стихов. Якутск: Изд-во Якутского ун-та, 2000

13. Ручко. С. Внешние пустоши бытия Топос. Литературно- философский журнал.  [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.topos.ru/article/6523

 

Дишкант Елена Валерьевна — кандидат филологических наук, доцент кафедры русской и зарубежной литературы Северо-Восточного федерального университета имени М.К. Аммосова, г. Якутск

Гизатуллина Галина Евгеньевна — магистрант 1 курса профиля «Литература и культура российских макрорегионов» филологического факультета Северо-Восточного федерального университета имени М.К. Аммосова, г. Якутск.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>