Л.Н. Самсонова, К.С. Кузьмина

ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ ЭМОЦИОНАЛЬНО-ОЦЕНОЧНОЙ
ЛЕКСИКИ В РЕСПУБЛИКАНСКИХ РУССКОЯЗЫЧНЫХ ГАЗЕТАХ

FUNCTIONING OF EMOTIONAL AND ESTIMATED CON IN THE REPUBLICAN RUSSIAN-LANGUAGE NEWSPAPERS

Л.Н. Самсонова, К.С. Кузьмина

L.N. Samsonova, K.S. Kuzmina

Аннотация: При многообразии средств воздействия, используемых в газетных текстах, важная роль принадлежит эмоционально-оценочной лексике. Изучив функционирование эмоционально-оценочной лексики в республиканских русскоязычных газетах, мы определили ее состав, характер экспрессивности, частотность употребления в разных изданиях, группы по значению. Использование эмоционально-оценочной лексики – ведущая стилеобразующая черта республиканских русскоязычных газет. Она делает текст нестандартным, прагматически ориентированным, оценочным, что привлекает внимание читателей.

Abstract: With a variety of means of influence used in newspaper texts, an important role belongs to emotional and estimated lexicon. Having studied the functioning of emotional and estimated lexicon in the republican Russian-language newspapers, we determined its composition, the nature of expressiveness, the frequency of use in different publications, groups by value. The use of emotional and estimated lexicon is the leading style forming line of republican Russian-language newspapers. It makes the text non-standard, pragmatically focused, estimated that draws attention of readers.

Ключевые слова и фразы: воздействие, газетный текст, эмоционально-оценочная лексика, функционирование, экспрессивность, эмоциональность, оценочность, частотность употребления.

Key words: impact, newspaper text, emotional and estimated lexicon, functioning, expressiveness, emotionality, estimation, frequency of use.

       Основными функциями публицистического стиля является  информационная и воздействующая. Еще публицистический стиль должен формировать мировоззрение читателя. В публицистическом тексте не только сообщается о чем-либо, но и прямо или косвенно выражается отношение автора к сказанному. Одним из способов выражения авторского отношения к сказанному  является использование эмоционально-оценочной лексики.

Материалом исследования являются газеты «Она+», «Якутия», «Якутск вечерний», «Эхо столицы». Эти газеты наиболее популярны среди населения Республики Саха (Якутия). «Наиболее весомыми в информационном поле Якутии являются печатные издания «Якутия», «Наше время», «Якутск вечерний», «Эхо столицы». Эти газеты весьма популярны среди жителей республики, что подтверждается достаточно большими тиражами и количеством подписчиков. Так, республиканская общественно-политическая газета «Якутия» (учредитель – Правительство Республики Саха (Якутия) имеет тираж 54 854 экземпляра, количество подписчиков – 45 335; «Якутск вечерний» (учредитель – ООО «Вести») выходит тиражом в 56 607, распространяется во всех районах республики, количество подписчиков – 5 445; республиканский общественно-политический еженедельник «Наше время» (учредитель – ООО Издательский дом «Наше время») также распространяется во всех районах, тираж – 12 400 экземпляров, количество подписчиков – 3 677; городская газета «Эхо столицы» (учредитель – Департамент имущественных отношений окружной администрации г. Якутска) выходит тиражом 9 000 экземпляров, подписчиков – 3 061» [2, 2015: 106]

Газета «Она+» существует в республике с декабря 1998 года. В первый же год издание приобрело широкий круг читателей, тираж газеты составляет 17000 экземпляров. Авторский стиль газеты узнаваем. Коллектив газеты пишет о тех, кто вызывает у них восторг.

Слова, которые не только называют понятия, но и выражают отношение к ним пишущего, являются эмоционально-оценочными. Лукьянова Н.А. считает, что оценочность и эмоциональность составляют один компонент знания. Положительная оценка автора может быть передана только через положительную эмоцию, а отрицательная – только через отрицательную [1, 1986: 45]

Объектом оценки могут быть события, состояния, действия, признаки и т.д.

          Эмоционально – оценочная лексика  в республиканских русскоязычных газетах связана с выражением чувств, побуждений, сравнений, оценки,  отношения к действительности: беспредельщик, блеф, провокатор, мамочка,   хорошенький, отличный, захватчик, жадина, предательство  и под.:

«Плохие лозунги» («Якутск вечерний», 5 мая 2017).

«Пройди уникальное МРТ-исследование в Victory Clinic!» («Якутия», 22 февраля 2017).

«Катастрофическое состояние мемориалов в память воинов Великой Отечественной – это свидетельство катастрофического состояния общества» («Она+», 5 мая 2017).

«Строителя к ответу!» («Эхо столицы», 5 мая 2017).

 Эмоциональность и связанная с ней оценочность не составляют обособленных компонентов в значении слова.

          Эмоционально-оценочная  лексика фиксируется в словарях пометами: бран., ирон., ласк., неодобр., отрицат., почтит., презр., пренебр., уменьш., уменш. — ласк., уничиж., шутл. и др. Например: амурный (устар. и шутл.), бабник (прост. неодобр.), вездесущий (ирон.), гад (презр.), ребятки (уменьш. — ласк) и т.д.

          В составе эмоционально – оценочной  лексики, используемой в республиканских русскоязычных газетах,  можно выделить три группы:

  1. Слова с яркими коннотативными значениями, содержащими оценку фактов, явлений, признаков, дающих точную характеристику людей: блеф, вандализм, вредительство, воодушевить, хулиган, первопроходец, оптимист, весельчаки др.:

«Ваше здоровье и здоровье ваших близких – бесценно!» («Якутск вечерний», 21 апреля 2017)

«Ген-Син-Кан» — международный бренд» («Якутск вечерний», 21 апреля 2017).

«Нехороший дом» («Эхо столицы», 5 мая 2017).

          Такие слова, как правило, однозначны, яркая эмоциональность препятствует появлению у них переносных значений:

«На сегодня нас интересует не это, а для чего в апреле устроили блеф российского масштаба» («Якутск вечерний»,  21 апреля 2017).

«Акты вандализма на ВОЛС – для нас нестандартная ситуация» («Якутск вечерний»,  21 апреля 2015).

«Удивительно, но местные правоохранители о хулиганах в тайге узнают из прессы, а не от руководства НПО «Пульс» («Якутск вечерний», 21 апреля 2017).

«Оказалось, распространенное мнение о том, что дольше всех живут оптимисты и весельчаки, ошибочно!» («Она+», 12 мая 2017).

  1. Многозначные слова, нейтральные в основном значении, получившие качественно-эмоциональный оттенок при переносном употреблении. Так, о человеке определенного характера или больших способностей можно сказать: ехидна, змея, самородок, сова, подстилка и под.

«Мать – ехидна» («Якутск вечерний», 27 июня 2014).

«Пригрели змею» («Якутск вечерний», 27 июня 2014).

«Самородок. Алданского белазиста позвали погонять в Европу» («Якутск вечерний»,  5 мая 2017).

«Я – сова, ложусь спать поздно ночью» («Она+», 12 мая 2017).

В переносном значении используются и глаголы: роиться, окучивать, выдвигаться  и др.:

«А если бы от криков последние попытались перейти к действиям – удалить с помощью силовиков или ДНД, которые буквально «роились» вокруг площади?» («Якутск вечерний», 21 апреля 2017).

«Что касается «последних действий», то, по словам Афанасия Максимова, за два дня до митинга его начали активно окучивать с разных сторон  представители правоохранительных органов» («Якутск вечерний»,  21 апреля 2017).

«Общественники, выдвигайтесь!» («Якутск вечерний»,  21 апреля 2017).

  1. Слова с суффиксами субъективной оценки, передающие различные  чувства: мамочка, бабуля, солнышко, скукотища, печенюшка  и под.:

«В Якутске продолжается акция «Корзинка добра!» («Эхо столицы», 5 мая 2017).

«И девочки, младшей из которых два годика, согласно кивнули коротко стрижеными головенками…» («Она+», 5 мая 2017).

 Их оценочные значения  передается не номинативными свойствами, а словообразовательными, так как эмоциональность  подобным формам придают аффиксы:

«В первую очередь, конечно же, бабуля: это самый родной и любимый мной и всей нашей семьей человек» («Якутск вечерний», 28 апреля 2017).

«Три солнышка Николаевых» («Якутия»,  9 февраля 2017).

«Получается, если человек не пьет, не куролесит, он – никто, и его жизнь – это скукотища?» («Она+»,  28 апреля  2017).

Эмоционально – оценочная лексика, используемая в республиканских русскоязычных газетах, по характеру экспрессивности  подразделяются  на:

  1. Лексику, выражающую положительную оценку называемых понятий: самородок, первопроходец, гений, прекрасный, феномен:

«Где учат будущих гениев?»  («Якутия»,  9 февраля 2017).

«Ах, эта прелесть стройных женских ножек!» («Она+», 12 мая 2017).

«И вновь рекорд!» («Якутск вечерний»,  12 мая 2017).

В эту группу войдут слова высокие, ласкательные, отчасти – шутливые.

Положительная оценка этой группы представляется лишь через положительную эмоцию: ласку, похвалу, восторг, одобрение и др.

  1. Лексику, выражающую отрицательную оценку называемых понятий: вандализм, провокация, вредительство, хулиган, банкрот, нищеброд, лузер, жулик, вор, убийца, насильник, пошлость  и др.:

«Нищеброды в ее терминологии – мужчины — «омеги», чей доход  ниже 50 тысяч рублей в месяц, и никакие женщины с этими лузерами встречаться не должны вообще, дабы ускорить процесс естественного отбора»  («Она+», 10 июня 2016).

«И это в лучшем случае, в худшем вы – предатель, «путинская» подстилка и просто моральный урод» («Она+»,  5 мая 2017).

«- Сам дурак!

  — Нет, ты! Нет, ты!» («Якутск вечерний»,  12 мая 2017).

В эту группу войдут слова – иронические, неодобрительные, бранные, презрительные, вульгарные и под.

Отрицательная оценка этой группы  связана с отрицательными эмоциями: осуждением, неприятием, неодобрением призрением, иронией и др.:

«Это целенаправленное вредительство» («Якутск вечерний», 21 апреля 2017).

«Виктор Федоров: «Прокуратура считает меня идиотом?!» («Якутск вечерний», 5 мая 2017).

«Кто устраивает такую нестабильную жизнь?» («Она+», 28 апреля 2017).

Нами установлено, что отрицательная оценка в республиканских русскоязычных газетах преобладает в количественном отношении над положительной, что является отражением нашей действительности.

          Иногда, в целях большего воздействия на читателя, в одном контексте противопоставляется отрицательная и положительная оценка:

«Допустим, что какие-то люди – жулики, воры, бессовестные убийцы и насильники, ну так составьте им реальную оппозицию: станьте честными, понимающими, терпеливыми и спокойными людьми!» («Она+», 5 мая 2017).

          В состав эмоционально-оценочной лексики, зафиксированной нами в республиканских русскоязычных газетах, входят: разговорная, просторечная, жаргонная лексика и фразеологизмы.

          Разговорная, жаргонная и просторечная лексика используется при описании повседневной жизни человека. Такие слова придают тексту непринужденность, оценочность,  эмоциональность, образность с целью оказать влияние на аудиторию.

 «Мораль сей басни такова: Навальный делает прекрасные вещи, он – супержурналист, его интересно смотреть и слушать, он мастерски работает с базами данных, он действительно показывает, кто из наших чиновников обворовывает страну, помимо правовой грамотности ему стоит начать вести уроки вежливости, доброты и этикета для своих избирателей, чтобы это была настоящая «оппозиция» жуликам и ворам» («Она+»,  5 мая 2017).

«И вообще, что за лидер такой, который не сумеет удержать людей, которых же сам собрал, от действий группки анонимных крикунов из толпы?» («Якутск вечерний», 21 апреля 2017).

«Накосячили: «Якутдорстрой» чуть не поднял на воздух целый квартал» («Якутск вечерний», 28 апреля 2017).

В республиканских русскоязычных газетах встречаются  разговорные и просторечные  фразеологизмы, чаще всего имеющие отрицательную окраску:

«Кто-то писал кипятком: почему Афанасия Максимова не было на митинге» («Якутск вечерний», 21 апреля 2017).

«Коллеги не раз делали ему замечания, но ему было все как с гуся вода» («Эхо столицы», 4 февраля 2014).

«Не ваше собачье дело» («Якутск вечерний», 13 ноября 2015)..

В республиканских русскоязычных газетах чаще сего используется предметная   (стиляга, весельчак, самородок), признаковая (хорошенький, отличный), глагольная (бичевать, мусолить)  эмоционально-оценочная лексика:

«Смех во грех»(Якутск вечерни», 12 марта 2017).

«Настоящий якутянин» («Якутия», 22 февраля 2017).

«Но, к сожалению, наши дикошарые дети, уж извините, но по-другому реально не скажешь, за три года ухайдакали  эту горку-кораблик так, что диву даешься» («Она+», 12 мая 2017).

Чаще всего эмоционально-оценочная лексика встречается в газете «Якутск вечерний», реже – в газете «Якутия».

Использование эмоционально-оценочной лексики – ведущая стилеобразующая черта республиканских русскоязычных газет.

          Все перечисленные примеры эмоционально-оценочной лексики делают текст республиканских русскоязычных газет нестандартным, прагматически ориентированным, оценочным, что привлекает внимание читателей.

Литература

  1. Лукьянова Н.А. Экспрессивная лексика разговорного употребления: Проблемы семантики.- Новосибирск, 1986. – 230 с.
  2. Печетова Н.Ю. Язык газетно-публицистических текстов региональных СМИ (на примере РС (Я)//Функционирование русского языка на территории РС (Я): тенденции и перспективы. Краснодар: ХОРС, 2015. С. 105-120.

Самсонова Лариса Николаевна – кандидат педагогических наук, доцент кафедры русского языка Северо – Восточного федерального университета им. М.К. Аммосова, г. Якутск.

Кузьмина Кристина Сунтариевна – студентка РО-ОФ-12 филологического факультета Северо – Восточного федерального университета им. М.К. Аммосова, г. Якутск.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>