Янкина О. Е.

 

ГРАММАТИЧЕСКИЕСРЕДСТВАВЫРАЖЕНИЯПРЕЦЕДЕНТНОСТИ

THE GRAMMATICAL MEANS OF EXPRESSION OF PRECEDENCE

О. Е. Янкина

O. E. Yankina

 

В статье исследуются основные характеристики прецедентных единиц в языке, дается описание их функций, понятийного аппарата. Особое внимание уделяется рассмотрению грамматического способа выражения смысла прецедентными единицами в тексте.

 

In this article the main characteristics of precedent units in a language are investigated; the description of their functions and conceptual construct are given. Special attention is paid to the grammatical way of sense reproduction by precedent units in a text.

 

Ключевые слова: прецедентность, референт, отсылка, грамматические средства.

Key words: precedence, reader, reference, grammatical means.

 

В настоящее время внимание многих исследователей сосредоточено на вопросах взаимодействия реальности и мышления и способов его языковой репрезентации. Современная лингвистика рассматривает язык как когнитивную способность с позиций двух основных познавательных процессов: концептуализации и категоризации мира. Данные процессы отражаются и на осмыслении строения языка. Чётко обозначилась тенденция к представлению знания о мире в образе реальных ощущений их обладателя через описание его когнитивной активности.

Одной из актуальных задач языкознания начавшегося столетия является разработка новых теорий в изучении языка с выдвижением на передний край его когнитивной функции. Эта задача последовательно решается в исследованиях, выполненных в русле когнитивно-дискурсивной парадигмы знания, в которых фокусируется внимание на репрезентации концептов разными средствами языка (грамматическими, словообразовательными, лексическими, диалектными и др.). Явление прецедентности играет ключевую роль в современной лингвистической  парадигме, будучи феноменом, представляющим собой непосредственный синтез языка и культуры.

Понятие «прецедент» (от лат. praecedens – предшествующий) трактуется как «поведение, решение в определенной ситуации, при определенных обстоятельствах, рассматриваемое как образец для действий или решений в аналогичных ситуациях, обстоятельствах» [5,1993: 316].

Термин прецедентность и образованные от него производные широко применяются в современной лингвистической литературе, а появление его связано с работами Ю.Н. Караулова, который впервые упомянул понятие «прецедентный текст», подразумевая под ним текст, значимый в познавательном и эмоциональном отношении, имеющий «сверхличностный характер», т. е. хорошо известный широкому кругу лиц, обращение к которому неоднократно повторяется. К числу прецедентных Ю. Н. Караулов относит «готовые, интеллектуально-эмоциональные блоки, значимые для той или иной личности в познавательном и эмоциональном отношении, хорошо известные в обществе и постоянно используемые в коммуникации» [4,1987:216].

 К этому понятию ученый относил цитаты, имена персонажей, авторов, а также тексты невербальной природы. В современной науке вслед за прецедентным текстом вводится целый ряд терминов: прецедентное высказывание, прецедентная ситуация, прецедентное имя, феномен и т.д.

Важной приметой развития современного дискурса является рост его интертекстуальности, то есть увеличение использования в тексте других текстов. И если прежде употребление в речи пословиц, поговорок, афоризмов, крылатых слов, «говорящих» имён, цитат было в основном направлено на украшение речи, то сейчас это осмысливается как социокультурный феномен. Знание таких текстов свидетельствует о принадлежности человека к определённой социально-культурной группе, своей нации, эпохе, а также является показателем высокой речевой и общей культуры. Напротив, незнание прецедентных текстов – признак невысокой культуры речи индивида, предпосылка отторженности его от культуры своего народа.

За каждым прецедентным текстом стоит своя уникальная система ассоциаций, вызываемых им в сознании носителей языка. Именно эта включенность в ассоциативные связи с другими языковыми концептами обусловливает регулярную актуализацию прецедентных текстов в различных видах дискурса. Эти ассоциативные связи называют аспектами прецедентности. Таковыми могут быть личность автора, принадлежность к исторической эпохе, сюжет, наиболее впечатляющие отрывки, величина текста, особенности авторской стилистики, история написания и т. д. Каждый народ отбирает только те прецедентные тексты, которые соответствуют его нравственным ценностям, мироощущению, мировосприятию и мировоззрению [2, 2009: 53]. В качестве сфер-источников прецедентных текстов могут быть использованы:

1.        Социальная область, которая подразделяется на такие сферы, как политика, экономика, образование, развлечения, медицина, война, криминал, спорт.

2.        Область искусств, к которой относятся такие сферы, как литература, театр и кино, изобразительные искусства, музыка, архитектура, мифология и фольклор.

3.        Область науки, которая включает, в частности, следующие сферы гуманитарных и естественных знаний: математика, физика, химия, биология, история, география, филология.

4.        Область религии, к которой относятся прецедентные феномены, восходящие к религиозным текстам.

Прецедентные единицы являются производными от уже существующих языковых знаков, и /или служат примером, основанием для последующих случаев их языкового употребления в новой констелляции.Данное обстоятельство является определяющим при классификации прецедентных единиц, так как их функционально-понятийный стереотип представлен в языке и речи производными словами, типовыми структурными схемами предложений, генерализованными высказываниями, своеобразными семиотическими знаками, играющими роль вербальных и невербальных символов, дейктиконов, «ярлыков», метатекстовых единиц, метафор[1,2010:16].

Одноразовое или многоразовое возвращение к одному и тому же референту в тексте понимается в лингвистике как текстуальная рекурренция, которая выражается именными (существительными и субстантивными группами) и/или местоименными средствами. Они создают грамматическую согласованность в тексте. Это ведущие способы воспроизведения, но существуют и другие воспроизводящие средства (наречия, прилагательные, глаголы, предикативные единицы). При этом различают принципы и приёмы эксплицитного и имплицитного способов воспроизведения.

Прецедентность понимается также в лингвистике как свойство языковой единицы, осуществлять «отсылку к прецеденту» [3,2004: 54], как категориально-семантическое интегративное свойство явлений, проявляющееся в апелляции к «ранее существовавшему» и «акценте на предшествующем», которая обеспечивает плодотворное существование первичной (предшествующей) сущности во вторичной (последующей). Н.А. Голубева трактует прецедентность какконцептуальный категориальный признак языкового знака – признак отношения производности (отсылочности) между двумя языковыми знаками. Языковые единицы, которые наделены этим когнитивным признаком, называются прецедентными [2, 2009: 215].

Отсылка понимается как осмысление определенной значимой языковой или коммуникативной информации о какой-либо сущности при её соотнесении (сопоставлении) с другим денотатом (референтом) и выявлении их смысловой взаимосвязи. При восприятии прецедентного текста в сознании реципиента актуализируются знания, возникают ассоциации, связанные со словом. Прецедентный текст отсылает к ситуациям, в которых он неоднократно использовался. Для читателя, опознавшего некоторый фрагмент текста как отсылку на другой текст, всегда существует альтернатива: либо продолжать чтение, считая, что этот фрагмент ничем не отличается от других фрагментов, либо – для более глубокого понимания данного текста – обратиться к некоторому тексту-источнику, благодаря которому опознанный фрагмент в системе читаемого текста выступает как смещенный. Для понимания этого фрагмента необходимо фиксировать актуальную связь с текстом-источником, т.е. определить толкование опознанного фрагмента при помощи исходного текста, выступающего тем самым по отношению к данному фрагменту в метатекстовой функции.

Грамматический уровень структуры текста отражает его грамматическую согласованность и выводит на исследование отношений следующих друг за другом текстовых единиц. Носителями грамматической информациив тексте являются местоимения, так как они выступают заместителями существительных, и имеют минимальное лексическое значение. Местоимение считается обобщающим родовым понятием по отношению к существительному:

Im achtzehnten Jahrhundert lebte in Frankreich ein Mann, der zu den genialsten und abscheulichsten Gestalten Epoche gehörte. Erhieß Jean-BaptisteGrenouille[6, 2008: 5].

 

Одним изприёмов грамматической маркированности прецедентного содержания речи можно считать модус. Мысль о самоидентификации Говорящего в тексте упирается в функционирование связанных с этим стереотипных лексико-грамматических форм, например: Damitbetonenwir, dass; Andererseitsmussbetontwerden, dass.

Грамматическим средством для отражения прецедентного содержания информации являются модальные глаголы. Так, например, глагол sollenвоспроизводит высказывание третьего лица в виде утверждения, которое не исключает сомнение в достоверности воспроизводимой информации:

Wie soeben bekannt wurde, soll es zu einer Einigung gekommen sein [7, 1993: 899].

Степени сравнения объективируют когнитивную структуру, состоящую как минимум из двух семантических узлов «тождество / различие». Эти грамматические формы прогнозируют обязательное появление последующего или предшествующего понятия в тексте, на базе которого строится сравнение, то есть они актуализируют категориальный признак «известно»[1, 2009: 5].

Грамматический признак прецедентных единиц определятся не только на морфологическом, но и на синтаксическом уровне. Он мотивирован грамматической согласованностью, которая реализуется в синтактико-семантических отношениях между элементами текста, реализуемых, в частности, наречиями: hier, da, dort, damals, deshalb, so; а также местоименными наречиями: dabei, darin, darauf, hierdurch, worin и т. д.

Таким образом, прецедентные единицы есть единицы, производные от языковых знаков, имевших ранее место в языке и служащие примером для последующих случаев их языкового употребления в новой констелляции.

 

 

Литература

 

1.     Голубева Н.А. Грамматические прецедентные единицы в современном немецком языке: Монография. Нижний Новгород: ООО «Типография «Поволжье», 2010. 318с.

2.     Голубева Н.А. Слово. Текст. Дискурс. Прецедентные единицы: Монография. Нижний Новгород: НГЛУ им. Н.А. Добролюбова, 2009. 401с.

3.     Дымарский М.Я. Прецедентность и художественность // Феномен прецедентности и преемственность культур. Воронеж: ВГУ, 2004. С. 51-62.

4.     Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. Изд. 3-е, стереотип. – М., 2003.

5.     Политология: Энциклопедический словарь / Общ. ред. и сост.: Ю.И. Аверьянов. – М.: Изд-во коммерч. ун-та, 1993. – 431 с.

6.     Suskind Patrick. Das Parfum / P. Suskind. – Hueber Verlag, 2008. – 113 s

7.     Weinrich H. Textgrammatik der deutschen Sprache / H. Weinrich. — Mannheim, Leipzig, Wien, Zürich: Dudenverlag, 1993. –  756 S.

 

Янкина Оксана Евгеньевна – ассистент кафедры немецкого языка Мордовского государственного педагогического института имени М.Е. Евсевьева, г. Саранск

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>