Ди Яогуанг.

Ди Яогуанг,

                      магистрант 2-ого года обучения

 филологического факультета

Башкирского государственного университета,

                              научный руководитель Дьяченко Л.И., к.п.н.,

                                      доцент кафедры русского языка и                        методики его преподавания

Башкирского государственного университета,

г. Уфа

 

 

Число «три» в русской и китайской фразеологической системе

(лингвокультурологический аспект)

 

Национальная фразеология является той системой, в которой в наибольшей степени отражается неповторимость образного склада мышления народа при интерпретации мира. Как отмечает Корнилов О.А,  фразеологические единицы «могут не только отражать универсальность общечеловеческого жизненного опыта безотносительно к этническим особенностям, но и отражать национально-специфические акценты осмысления бытия» [1, 2005:.11].

Однако сопоставительное изучение фразеологического фонда таит в себе трудности, которые заключаются в несовпадении или в частичном совпадении смысловых инвариантов фразеологических единиц.

При сопоставлении русской и китайской фразеологических систем исследователь сталкивается со сложностями, которые обусловлены несколькими причинами: различиями в типологическом строе русского и китайского языков, ролью этимологии для адекватного восприятия фразеологической  единицы и др.

Исходя из механизмов восприятия чужой культуры в понимании Сорокина Ю.А., Тарасова Е.Ф., нельзя не согласиться с тем, что наиболее закрытым для человека другой национальной культуры является знаковый, эталонный, символический характер системных качеств предметов. Он открыт только носителю соответствующей национальной культуры.

Одним из направлений межкультурных исследований во фразеологии стало изучение различных полей, связанных с кодами культуры: числовых,  пространственных, временных, зооморфных и т.д.

   Сопоставление полей позволяет увидеть признаки, которые используются при выборе эталона сравнения носителями разных языков и культур, выявить сходство и различия, оттенки значений у фразеологических единиц двух неродственных языков, объяснить эти различия через картину мира носителей этих языков.

   В качестве материала для сопоставительного лингвокультурологического анализа нами были отобраны пары фразеологизмов с числовым компонентом из русского и китайского языков, тождественных или сходных по компонентному составу.

   Число  – одно из самых простых и частотных средств при описании мира и человека. Как показывают имеющиеся исследования в этой области (см., например, Тань Аошуан), любовь к «инструментам» упорядочения мира в большой степени пронизывает весь культурный пласт китайской цивилизации.  Случаи использования чисел не так редки и в лексико-фразеологической системе русского языка. Число входит в качестве строительного материала в обоих языках как во внутреннюю форму отдельных слов и словосочетаний, так и состав фразеологизмов, пословиц, поговорок.

 Правда, числовой код, который является предметом нашего исследования, как гипотетически, так и по наблюдениям, дает примеры того, что в разных языках культурная коннотация основывается на разных знаках и стереотипах национальной культуры. Объектом нашего рассмотрения является число 3.

   В китайской фразеологии  можно отметить несколько значений числа «три»: 1) много;2)  мало; 3) конкретное количество. 

 Анализ 68 идиоматических выражений китайского с компонентом   san(три)  позволил  нам выявить следующие интегральные семы:

   1) много:  29 идиоматических выражений, начинающихся счисла три,   ассоциируются со значением ‘много’. Это такие выражения, как san chao yuan laoизвестные подданные, служившие при трех династиях, jiaotu san ku у хитрого зайца есть три выхода из норы, san rencheng hu слова трех человек заставляют поверить в появ-ление тигра (когда много раз повторяется одно и то же,оно принимается за истину), san tui liu wen три раза выталкивается, шесть раз допрашивается (человек подвергается многочисленным допросам), san wu cheng qun троеили пятеро — уже толпа, san zhi wu ly в трех бумагахнет ни слова об осле (бумаг много, а подтверждения нужного нет). Если вспомнить, что число три порождает десять тысяч вещей, станет понятным, почему три — это,скорее, много.

   2) мало: число три в значении «мало» во фразеологизмах редкость. Мы обнаружили только шесть подобных случаев. Это значение возникает в сочетаниях с еще меньшими числами, например, san yan Hang yu в двух-трех словах, а также в контрасте со значением «много»: san сип Ъи Ian she ловкий язык длиной только в три цуня (о дипломатии, побеждающей военную силу) или в контексте значения «часто»: san ju hua Ъи li ben hang в трех высказываниях ведет речь о своей профессии (бубнит об одном и томже). Зафиксирован один случай, когда значение «мало» отвечает позиции числа три в числовом ряду: san fen xiang ren, qi 5 Этот фразеологизм восходит ко второй главе древнекитайского памятника Планы сражающихся царств. В ней воспроизведен диалог между Пан Цуном и вэйским ваном. Пан Цун спрашивает: Если один человек скажет, что в городе есть тигры, вы этому поверите? Ван отвечает: Нет. А если два человека будут утверждать это? Ван ответил: Я буду в сомнении. А если три человека заговорят об этом? Ван ответил: Тогда я поверю. Пан Цун тогда сказал: Хотя совершенно очевидно, что в городе нет тигров, слова трех человек уже делают из ничего тигра.

   3) конкретное количество: три в значении конкретного количества во фразеологизмах  встречается часто, выражая значение только три раза, третий, три штуки, три предмета и т.д.: например,mengmusanqian — мать Мэн-цзы трижды переселяется ( подальше от кладбища и рынка, но поближе к школе), что означает «заботиться о воспитании детей». Sanpingerman : три — одежда, пища и дом, два — слава и выгода, что говорит об  удовлетворении своей жизнью.

    В русской  фразеологии, как и в китайской, также находим похожие значения числа «три»:  1) много; 2) мало.

    1) Много: Видеть на три аршина в землю; Гнуть в три дуги; С три короба; Обходить за три версты; Обещанного три года ждут.

    2) Мало: Заблудиться в трёх соснах; В трёх шагах; От горшка три вершка; Хвастуну цена – три копейки.

    К дифференциальным семам по нашему материалу представляется возможным в китайском языке  отнестизначение предела в целенаправленных действиях: когда это число появляется в контексте поступков, имеющих определенную цель, оно тут же приобретает

коннотацию предела.Именно такое значение выражает число три в следующих примерах: san guo qi men er bu ru трижды проходил мимо ворот своего дома, но не зашел (о чувстве ответственности, руководимом Юем, покоряющим воды); san nian bu kui yuan три года не заглядывал в сад (о сосредоточенности знаменитого ученого Дун Чжуншу).

   Кроме того, число три в китайском языке — одно из самых распространенных чисел после пяти и девяти, которое используется в классификациионных целях: san jiao jiu Ни три учения, девять течений, san gang wu chang три основы и пять принципов, san cong si de три послушания и четыре добродетели (о поведении женщины), san sheng you xing везение во всех трех жизненных циклах, san zai ba nan три стихийных бедствия и восемь несчастий.

   В русской фразеологии значение «много» может дополняться семой высокого качества или высокой степени экспрессивности действия: В три ручья (плакать) – плакать безудержно, горько, обильно проливая слезы; В три шеи (гнать) – грубо, с побоями и руганью гнать; В три погибели (гнуться) – гнуться очень низко.

Отметим и тот факт, что в идентичных по смыслу фразеологизмах русского и китайского языков встречаются разные числа: например, значение «очень близко» в русской фразеологии передается при помощи числа «три», в китайской же – при помощи числа «один» (В трех шагах; yibuzhiyao-  в одном шаге); значение «осуществлять через посредство» в русском языке включает в себя число «три», а в китайском – «два» (Из третьих рук;ershou — из вторых рук).

Конечно, названные компоненты значения не исчерпываются приведенными примерами, как, впрочем, и сами компоненты. Но даже эти примеры свидетельствуют о том, что выбор чисел во фразеологии  определяется символическим осмыслением чисел, важных для конкретной культуры, отражением культурно-исторических событий и национально-бытовых и природных реалий, в первую очередь, с религиозными верованиями.  

В русской культуре в основе образа с числовым  кодом три лежит религиозное представление о 1) Святой Троице: Бог- Отец, Бог- Сын и святой Дух. 2) Три волхва принесли дары родившемуся Иисусу в Назарет. 3) Иисус Христос воскрес утром на третий день. 4) Трижды отрёкся от Иисуса апостол Пётр. 5) Троеручица — чудотворная икона Божьей Матери и т.д.

   В китайской культуре  образ с числовым компонентом san (три) окутан та инством и свщенством:  1) sanjiao – это три учения: конфуцианство, буддизм, даосизм; 2) sanjiao – совокупность трех разделов буддийских канонических книг; 3) sanbao – три сокровища (Будда, его учение и монашеская община); 4) sanqing – три верховные божества в даосизме.

  

 Литература  

1. Корнилов О.А. Жемчужины китайской фразеологии.- М: ЧеРо, 2005.- 335с.

2.Тань Аошуан. Китайская картина мира: Язык, культура, ментальность.- М: Языки славянской культуры, 2004. – 240с.  

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>