Семёнова Н. М., Зыкова Т. П.

Семёнова Н. М., Зыкова Т.П.,

студенты 2 курса отделения русского языка и литературы

филологического факультета СВФУ

                                                               научный руководитель О.В. Сизых,

к.ф.н, доцент кафедры русской и зарубежной литературы

Северо-Восточного федерального университета,

г. Якутск 

                                              

                                              

                                                                                          Природа – сфинкс.

                                                                                          И тем она верней

                                                                                          Своим искусом губит человека,

                                                                                          Что, может статься, никакой от века

                                                                                           Загадки нет и не было у ней.

Ф.И. Тютчев

«Несуществующий» Тютчев

 

О писателях, поэтах, драматургах слагают легенды, часто даже мистифицируют их образы при жизни. А.А. Фет [6], В.Я. Брюсов [1], Н.А. Некрасов [3] писали, что поэтическая зоркость Ф.И. Тютчева изумительна. Он не только видит предмет с самобытной точки зрения, но и его тончайшие «фибры». Интересна статья В.А. Кошелева «Легенда о Тютчеве», в которой рассматривается сложные «отношения» А.С. Пушкина и Ф.И. Тютчева: «Имя Тютчева упоминается Пушкиным единственный раз – в рецензии на альманах «Денница», опубликованной в 1830 году в «Литературной газете» [2, 2011: 28].   Учёный отмечает: «На этом мимолетном пушкинском замечании выросла целая исследовательская литература, сломано множество копий, появилась  серия  доказательств, так или иначе «оправдывающих» это несправедливое пушкинское замечание… Много написано о том, что Ф.И. Тютчев не мог быть симпатичен А.С.Пушкину как поэт, что он нёс в себе иную художественную систему, иную литературную культуру» [2, 2011: 28].

Получается, что А.С. Пушкиным Ф.И. Тютчев не был замечен и оценен, а его стихотворения, опубликованные при жизни («Весенняя гроза», «Как океан объемлет шар земной…» «Цицерон»), оказались вовсе «не востребованы» пушкинской эпохой и их можно определить как «несуществующие». В.А. Кошелев  указывает на проблему невостребованности стихотворений Ф.И Тютчева в пушкинскую эпоху. Тютчев-поэт не стал «своим» среди младшего поколения – тех, кто, собственно и составил школу «чистого искусства»  (А.А Фет, А.Н. Майков, Я.П. Полонский). В молодости его причисляли к «немецкой школе» поэтов – искали ему место среди «любомудрецов» последователей идей германской философии. Но и в это «место» он не вписывался, как отмечает В.А. Кошелев.

В 1823 году в популярной московской газете «Молва» опубликовано стихотворение «Silentium!», отражавшее идеи ценимого русскими «любомудрами» Ф.В. Шеллинга [2, 2011: 29].

И.В. Киреевский, некогда зачисливший Тютчева в «немецкую школу», в начале 1840-х годов сам отошёл от этой «школы» и с горечью писал своему другу, славянофилу А.С. Хомякову, как бы проверяя на нём свои новые воззрения на мир, отличающиеся от воззрений Шеллинга. В.А.Кошелев отмечает: «…Мысль до тех пор занимает нас горячо и плодоносно, покуда мы не выскажем её другому. Тогда внимание наше от предмета живого обратится к его изображению, мы удивляемся, отчего вдруг он перестаёт на нас действовать, забывая, что цветок на бумаге не растёт и не пахнет. Покуда мысль ясна для разума или доступна слову, она ещё бессильна на душу и волю. Когда же она разовьется до невыразимости, тогда лишь пришла в зрелость <…> Чувство вполне высказанное, перестаёт быть чувством. В этом смысле так же несправедливо слово: «где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» [2, 2011: 29]. По мысли В.А. Кошелева, наблюдение Ивана Киреевского породило поиски «новых начал для философии», из которых возник феномен русской религиозной философии. А самого «исходного» тютчевского стихотворения тот же Киреевский в 1833 году «не заметил» как и большинство современников.

Содержание тютчевского стихотворения далеко выходит за пределы тех шеллинговских идей, которые популяризирует критик: «Тютчев своей «поэтической мыслью» пытается осознать естественное несоответствие между духовным развитием личности и внешними средствами словесного общения. Слово не отражает содержание внутреннего опыта  человека… Эта мысль не могла быть понята в пушкинскую поэтическую эпоху, свято верившую во «всесилие» создаваемого ею нового литературного языка. Ф.И. Тютчев, замечает Вл. Соловьёв, особенно сильно чувствовал и ясно осознавал «ту таинственную основу всякой жизни, — природной и человеческой, — основу, на которой и зиждется и смысл космического процесса, и судьба человеческой души, и вся история человечества» [2, 2011: 30]. Проиллюстрируем сказанное примерами.

Стихотворение первое.

День и ночь

 

На мир таинственный духо́в,
Над этой бездной безымянной,
Покров наброшен златотканый
Высокой волею богов.
День — сей блистательный покров —
День, земнородных оживленье,
Души болящей исцеленье,
Друг человеков и богов!

 

Но меркнет день — настала ночь;
Пришла — и, с мира рокового
Ткань благодатную покрова
Сорвав, отбрасывает прочь…
И бездна нам обнажена
С своими страхами и мглами,
И нет преград меж ей и нами —
Вот отчего нам ночь страшна! (1839)
[5]

 

Стихотворение второе.

Под дыханьем непогоды,

Вздувшись, потемнели воды

И подернулись свинцом -

И сквозь глянец их суровый

Вечер пасмурно-багровый

Светит радужным лучом,

Сыплет искры золотые,

Сеет розы огневые,

И — уносит их поток…

Над волной темно-лазурной

Вечер пламенный и бурный

Обрывает свой венок… (1850) [5]

 

Гармония обнаруживается в природе даже в «стихийных спорах», в антиномичных реалиях загадочной действительности. Так, вслед за бурями и грозами неизменно проступает «успокоение», озаренное солнечным сиянием и осененное радугой. Буря и грозы потрясают внутреннюю жизнь человека, обогащая её многообразием чувств, но чаще оставляя после себя боль утраты и душевную опустошенность [4].

   Поэзия Тютчева – это своеобразная лирическая исповедь человека, посетившего «сей мир в его минуты роковые», в эпоху крушения веками складывавшихся социальных устоев, нравственных догм и религиозных верований. Самого себя поэт сознаёт «обломком старых поколений», вынужденным уступить дорогу «новому, младому племени». И в то же время он сам – детище нового века – несёт в своей душе «страшное раздвоение». Как не горько ему плестись, «с изнеможением в части, на встречу солнцу  и движению», он испытывает не тоскливое томление о прошлом, а страстное влечение к настоящему [4].

  Поэт-философ Ф.И. Тютчев, мастер стихотворной формы, автор непревзойденных пейзажей в стихах и тонкий психолог.

 

 

Литература

 

1. Брюсов В.Я.  О Тютчеве [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: //tutchev.com/kritika/brusov.shtml

2. Кошелев В. А. «Легенда о Тютчеве» // Литература в школе. – 2011 — № 8. С. 28-42.

3. Некрасов Н.А. Русские второстепенные поэты [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: //tutchev.com/kritika/nekrasov.shtml

4. Писарев Д.И. Лирика Тютчева  [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: // students.ru

5. Тютчев Ф.И. Стихотворения [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://rupoem.ru/tyutchev/all.aspx#pod-dyxanem-nepogody

6. Фет А.А.  О стихотворениях Ф.Тютчева» [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: //tutchev.com/kritika/fet.shtm

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>