Гермогенова И. Н., Чжань Синь

ХАРАКТЕР ГЕРОЕВ «СКАЗКИ О РЫБАКЕ И РЫБКЕ» А.С. ПУШКИНА

 

CHARACTER OF HEROES «FAIRY TALES ON THE FISHERMAN

AND SMALL FISH» A.S. PUSHKIN

 

И. Н. Гермогенова, Чжань Синь

I. N. Germogenova, Zhan Sin

 

В статье дается характеристика персонажам «Сказки о рыбаке и рыбке» А.С. Пушкина в сопоставлении со «Сказкой о рыбаке и его жене» братьев Гримм и сказкой «Золотая рыбка», записанной А.Н. Афанасьевым. Авторы находят общее – активность жены и пассивность супруга, и различное. Главные персонажи похожи на типичных героев русских сказок – Иванушку-дурачка и Бабу Ягу.

 

In article the characteristic is given to characters «Fairy tales on the fisherman and a small fish» A.S. Pushkin in comparison with «The fairy tale on the fisherman and his wife» brothers Grimm and the fairy tale «Goldfish» which has been written down by A.N. Afanasyev. Authors find the general – activity of the wife and passivity of the spouse, and various. The main characters are similar to typical heroes of the Russian fairy tales – Ivan Durachok and the Witch Baba Yaga.

 

Ключевые слова: сказка, литературная сказка, народная сказка, прототип, типичный герой, персонаж, характер героев.

 

Keywords: fairy tale, literary fairy tale, national fairy tale, prototype, typical hero, character, character of heroes.

 

Ряд литературоведов сходится во мнении, что основой «Сказки о рыбаке и рыбке» А.С. Пушкина послужила «Сказка о рыбаке и его жене», записанная братьями Гримм. Народный же вариант – «Золотая рыбка», опубликованный А.Н. Афанасьевым, появился в результате переработки в устной речи пушкинской литературной сказки.

Цель данной статьи – сравнение характеров главных персонажей трех названных сказок.

Вызывает интерес уже сами названия. Если у братьев Гримм в название вынесены рыбак и его жена, то у А.С. Пушкина – это рыбак и рыбка, в народной же сказке, очевидно, главным персонажем является золотая рыбка.

В пушкинской и народной сказке золотая рыбка имеет эпитет – непростая. Очевидно, что рыба непроста и в сказке братьев Гримм – это большая камбала-рыба, на самом же деле очарованный принц. Человечек Тимпе-Те – так обращается рыбак к камбале. Все три рыбы говорят человеческим голосом. Золотые рыбки ушли на глубину моря, а камбала-рыба, опускаясь на дно, «оставила за собой длинную струйку крови» [1]. Детали в сказке братьев Гримм – струйка крови и «очарование принца» — далее никак не поясняются, оставаясь загадкой для читателя. Золотая рыбка в отличие от камбалы обещает рыбаку за то, чтобы он ее отпустил, исполнение желаний. Золотая рыбка — это, несомненно, одна из самых любимых волшебных героинь русских сказок. Она немногословна, в отличие от старухи, умеет сдерживать свои эмоции (Ничего не сказала рыбка, Лишь хвостом по воде плеснула И ушла в глубокое море [3]), умеет сочувствовать другим (Не тужи, старик! Ступай домой да молись богу, все будет сделано [2, 2004: 82]; Не печалься, ступай себе с богом [3]). Камбала-рыба более словоохотлива, она пытается не уговорить (взмолится [3]; возмолилась [2, 2004: 81]), а убедить рыбака не губить ее: «Ну, что тебе будет пользы в том, что ты меня съешь? Не по вкусу придусь я тебе» [1]. В отличие от немецкой сказки, в русских вариантах золотая рыбка – женский персонаж сказки.

Другой сказочный женский персонаж – старуха в русских сказках и жена рыбака – в немецкой. Если действительно А.С. Пушкин заимствовал немецкую сказку, то он состарил женщину-героиню, сделав ее сварливой старухой. Неспроста ведьмой обзывает старик свою жену в сказке «Золотая рыбка» [2, 2004: 83] — и умением перевоплощаться, и сварливостью, и безжалостностью, и злобностью она похожа на Бабу Ягу.

А.С. Пушкин не дает ни одного эпитета старухе, зато характеризующий признак содержится в глаголах со значением процесса речи в сочетании с наречиями, эти сочетания по отношению друг к другу являются градационными: забранила — пуще бранится — на чём свет стоит мужа ругает — ещё пуще старуха вздурилась [3].

Вторит пушкинской сказке и сказка народная: спрашиваетозлилась старуха, ругает старика с утра до вечера — опять на него накинулась — пуще прежнего сердится, пуще прежнего ругается [2, 2004: 82-84].

Характеризующий признак содержится и в самих словах старухи — при обращении со своим мужем, она оскорбляет его: «Дурачина ты, простофиля! Дурачина ты, прямой простофиля» [3]. В сказке А.Н. Афанасьева слова, высказанные старухой в адрес бедного старика, еще более оскорбительны: Ах ты, старый черт! Ах ты старый пес! Ах ты невежа этакой! [2, 2004: 82-84].

В немецкой же сказке жена употребляет этикетные слова: «Ступай, счастливой тебе дороги!»; ласково называет своего супруга муженьком. И даже, возмущаясь, вполне вежлива: «Муж, как ты смеешь мне перечить!» [1].

Все три женских персонажа, перевоплощаясь, в конце сказки безжалостно рукоприкладствуют: осердилась пуще старуха, по щеке ударила мужа [3]; взять этого мужичонка на конюшню и отодрать его плетьми как можно больнее [2, 2004: 83]; тут пришла она в ярость, и взъерошились волосы у нее на голове, она толкнула его ногой [1]. Пушкинская героиня бьет и своих слуг.

Не совпадают в сказках желания и перевоплощения этого женского персонажа.

Метаморфозы «Сказки о рыбаке и рыбке»: ветхая землянка – новое корыто – изба со светелкой — высокий терем — царские палатыветхая землянка [3], не вполне совпадают с перевоплощениями из «Золотой рыбки»: небольшая ветхая избушка – хлеб – новое корыто — новая изба — каменный дом — высокий дворец – небольшая ветхая избушка [2, 2004: 81-85]. Разница не только качественная, но и количественная: в первой отсутствует просьба о хлебе. Немецкая сказка в этом отношении значительно отличается от русских: бедная избушка — хорошая новая изба — большой каменный замок — стал замок куда побольше, и башня на нем больше, да так красиво украшена — одет весь замок полированным мрамором, стоят изваяния из алебастра, и всюду золотые украшения — стоит большой собор, а вокруг него всё дворцы понастроены – избушка [1].

Перевоплощения из сказки Пушкина и Афанасьева на ступень ниже, чем в сказке братьев Гримм: жена рыбака — королева – императрица — папа римский – бог [1]. Не во всем в этом отношении совпадают и русские сказки: чёрная крестьянка — столбовая дворянка — вольная царица — владычица морская [3], и крестьянка — воеводиха – царица — морская владычица[2, 2004: 81-85].

Чем же руководствовалась героиня, когда загадывала свои желания? Старуха в сказке «Золотая рыбка» жила в великой бедности. Пойманная стариком золотая рыбка для нее стала олицетворение счастья: «Попалось тебе в руки большое счастье, а ты и владать не сумел», — говорит она старику [2, 2004: 81]. Старуха не только желает богатства, но и почтения, власти: «Хочу быть воеводихой, чтоб меня добрые люди слушались, при встречах в пояс кланялись»; «Хочу быть морскою владычицей, чтобы все моря и все рыбы меня слушались» [2, 2004: 83, 84]. Для старика эти три компонента также составляют счастье: «Далось ей счастье, а она как свинья зарылась, уж и за мужа меня не считает!» [2, 2004: 83].

Старуха из пушкинской сказки тоже хочет власти над золотой рыбкой: «Хочу быть владычицей морскою, Чтобы жить мне в Окияне-море, Чтоб служила мне рыбка золотая И была б у меня на посылках» [3].

В немецкой сказке жене не давала уснуть жадность [1].

Старик – полная противоположность старухи. Довольствуясь малым, он живет согласно народной мудрости «От добра добра не ищут»: «Заживем мы теперь припеваючи, будем довольны и сыты»; «Нам-то ведь и в этой избе хорошо, зачем нам жить в замке?» [1]. Во всех сказках этот мужской персонаж постоянно спрашивает свою жену, довольна ли она теперь: «Здравствуй, барыня-сударыня дворянка. Чай; теперь твоя душенька довольна?»; «Здравствуй, грозная царица, Ну, теперь твоя душенька довольна?» [3]. Этот герой очень инертен, живя в великой бедности [2, 2004: 81], в ветхой землянке ровно тридцать лет и три года [3], он и не хочет большего. Герою противно просить для себя: тяжело на сердце; в смущенье, я не посмею просить, негоже так делать [1]; Не посмел взять с нее выкуп; скрепя сердце [3]. Он просто честно делает свое дело, а ведь, как известно, от трудов праведных, не наживешь палат каменных. Не сопротивляется старик в русских сказках, когда жизнь его по прихоти супруги становилась все хуже и хуже: плохое житье старику [2, 2004: 83].

Во всех трех сказках царит матриархат. Жена рыбака олицетворяет собой тип пассионария по Л.Н. Гумилеву, который движет прогрессом. Мужской персонаж – слабовольный, малодушный, боится всех и вся, особенно свою жену: Не посмел перечить жене; Испугался рыбак и пошел, но было ему слишком тяжко, он дрожал, и колени у него подгибались; остановился в страхе; я не посмею просить; он так испугался, что свалился с постели прямо на пол; и так на него грозно она (жена – И.Г.) посмотрела, что стало ему страшно [1]; Старик не осмелился перечить, Не дерзнул поперёк слова молвить [3]. Он хочет одного: (с)покою [3], [2, 2004: 82]. Вот так и во многих современных семьях: именно жена постоянно подталкивает безынициативного, инертного мужа двигаться, зарабатывать деньги, делать карьеру.

Проявляя малодушие, рыбак жалуется рыбе: «Ильзебилль, моя жена, Против воли шлет меня» [1], «Разбранила меня моя старуха. Не даёт старику мне покою» [3], отзывается о ней нелицеприятно: сварливая баба, проклятая баба [3], тогда как в лицо, говорит ей приятные слова: «Ах, жена, вот и хорошо, что стала ты королевой» [1]; «Здравствуй, барыня-сударыня дворянка» [3].

Безжалостная старуха противопоставлена жалостливому старику. В сказке «Золотая рыбка», старик жалеет рыбку: «Пожалел я рыбку, не взял с нее выкупу» [2, 2004: 81].

В русских сказках, очевидно, что старик со старухой не любят и не уважают друг друга: «Что ты, баба, белены объелась? Ни ступить, ни молвить не умеешь, Насмешишь ты целое царство» [3], в немецкой сказке отношения супругов теплее, рыбак до конца вместе со своей женой, последняя подчеркивает: «Ведь я королева, а ты мой муж» [1]. Она не отрекается от него, в отличие от русских героинь, которые отослали мужа подальше и даже запретили себя называть женой. Все три мужских героя осуждают свою жену за глаза: «Дело, видно, идет не к добру; совести нет у нее»; «Так негоже и дерзко» [1]; «Экая ведьма!.. Далось ей счастье, а она как свинья зарылась, уж и за мужа меня не считает» [2, 2004: 83]. Однако в немецкой сказке рыбак восхищается своей женой: «Вот стоит он и глядит на нее пристально; и показалось ему, будто он смотрит на ясное солнышко» [1].

Симпатии А.С. Пушкина на стороне старика, он ласково называет его старичком. Мужской пушкинский персонаж очень походит на излюбленного героя русских народных сказок – Иванушка-дурачка, своей простотой, отсутствием корыстолюбия, нежеланием сопротивляться судьбе, именно словами дурачина ты простофиля обзывает старика жена. Женский пушкинский персонаж сходен с Бабой Ягой: это сварливая и злобная старуха. Золотая рыбка – это олицетворение счастья, удачи, которой, если она идет в руки, нужно уметь правильно и с умом воспользоваться: «Попалось тебе в руки большое счастье, а ты и владать не сумел» [2, 2004: 81]. Недаром в русской фразеологии есть выражение поймать удачу за хвост.

 

 

Литература

 

1.                 Братья Гримм. Сказка о рыбаке и его жене. [Электронный ресурс.] Режим доступа: http://www.hobbitaniya.ru/grimm/grimm19.php.

2.                 Золотая рыбка // Народные сказки А.Н. Афанасьева. – М.: Олма-Пресс, 2004. – С. 81-85.

3.                 Пушкин А.С. Сказка о рыбаке и рыбке. [Электронный ресурс.] Режим доступа: http://www.rvb.ru/pushkin/01text/03fables/01fables/0799.htm.

 

Гермогенова Ирина Николаевна – кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка Северо-Восточного федерального университета имени М.К. Аммосова, Россия; преподаватель русского языка Цицикарского университета, Китайская Народная Республика.

 

Чжань Синь — студентка 4 курса факультета русского языка института иностранных языков Цицикарского университета, Китайская Народная Республика.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>